Московский Подводно-Археологический Клуб
Главное меню
Главная страница
Законодательство
Фотогалерея
English version
Обратная связь
Помощь проекту
Экспедиции
Библиотека
Литература
Наука
Публицистика
Самиздат
Журнал "Вопросы подводной археологии"
Последние новости
Популярное
Корчагин К. Остров из древних легенд Печать
       журнал "Спортсмен-подводник" № 43/1976

       

В силу трагических обстоятельств всем нам хорошо известен остров Березань, связанный памятью с лейтенантом Шмидтом. Но сравнительно мало кто знает об острове Змеином, хотя прошлое его богато, легендарно и во многом загадочно. Если взглянуть на карту Черного моря, остров не сразу и заметишь. Далеко в открытом море, напротив дельты Дуная, стоит маленькая точка. Это и есть Змеиный. Левка... Леуке... Илан-Адасы... Фе-дониси... Змеиный... Вот те из имен острова, которые сохранила для нас история. Судя по античной литературе, остров был известен еще в VII веке до нашей эры. Назывался он тогда Левка, что, значит, Белый. Для древних греков этот скалистый пятачок земли в открытом море, лежащий на торговом пути из Греции в города Эвксинского Понта (гостеприимного моря — так называлось тогда Черное море), значил очень много. Они нарекли остров священной землей Ахилла, героя Троянской войны, тело которого, по сказанию, было перенесено сюда его матерью — богиней моря Фетидою, построили храм его имени. Храм считался обителью теней не только Ахилла, но и его друга Патрокла и прекрасной Елены. Ахилл не оставался в долгу за оказываемые ему почести. Его остров всегда служил для торговых судов, застигнутых в открытом море надвигающимся штормом, надежным заслоном от яростных волн. Мореплаватели, благодарные за спасение, приносили ему все новые богатые дары и жертвы.

       С упадком древней Греции остров потерял значение священного места, а вместе с этим и свое название. Турецкие мореплаватели XVI века называли его Илан-Адасы (змеиный), а греки — Фидониси (змея и остров). Не оставался в стороне от истории остров Змеиный и в более позднее время. 14 июля 1788 года во время русско-турецкой войны 1787—1791 годов в районе острова произошел морской бой. В этом бою замечательную инициативу проявил командующий авангардом кораблей русской эскадры Ф. Ф. Ушаков. Без указания командующего эскадрой он решительно атаковал превосходящего в силах противника. Искусные маневры Ушакова и меткий огонь артиллерии решили исход трехчасового боя. Турецкая эскадра была разбита. А через 66 лет, 9 сентября 1854 года, маленький островок был местом сбора французов, англичан и турок перед открытием крымской кампании. Ученые-историки не оставили без внимания остров Змеиный. Известно, например, что в 1915 году на острове окончила работу экспедиция, в составе которой был специалист-археолог. Но, к сожалению, подробного отчета об экспедиции не сохранилось.

      В октябре 1964 года на Змеином побывала первая советская экспедиция. В ее составе были два археолога-аквалангиста, но из-за сильной прибойной волны они не смогли обследовать подножие острова, хотя сделать это было бы крайне интересно. Дело в том, что в недрах острова прослушиваются довольно большие пустоты (гроты или пещеры). Из древних письменных источников известно, что жрецы храма Ахилла, завидев пиратские корабли, уносили сокровища и прятали их в тайных пещерах. Возможно, этот миф не лишен реального основания. На суше пока не удавалось отыскать какого-либо входа в подземелье, но вдруг он окажется под водой...

Теперь эту задачу предстояло выполнить нам — аквалангистам самодеятельного клуба подводного спорта «Садко» организации ДОСААФ Николаевского морского порта и аквалангистам Одессы — участникам подводно-археологической экспедиции Академии наук УССР и Одесского археологического общества. В августовский полдень маленький бот «Дельфин» с николаевской группой аквалангистов взял курс на ОчаковОдессуЗмеиный. Остров Змеиный находится от Одессы более чем в восьмидесяти морских милях, и даже небольшая ошибка в расчетах могла привести к значительному отклонению от истинного курса. Поэтому капитан Анатолий Копыченко и начальник экспедиции Михаил Коновалов не расставались с судовыми компасами и картой, прокладывая наивыгоднейший курс к маленькой точке в открытом море. На следующий день после четырех часов скрылись наши берега. Вокруг открытое, безбрежное море. Прошел час, другой, третий. Солнце медленно, но неуклонно опускается все ниже. По времени остров должен быть уже в пределах видимости, а его все нет и нет... До боли в глазах всматриваемся в даль. Каждый лелеет надежду первым увидеть на пустынном горизонте желанный клочок земли. И вот Валя Коршун вдруг закричал с мачты: — Остров! Вижу остров! Вслед за ним кто-то выкрикнул морское традиционное: — Земля! Земля ! Прямо по курсу на горизонте смутно угадывался небольшой бугорок над водой. Все было словно на сильно недодержанном негативе. Остров был еще очень далеко... Оказалось, что если смотреть на Змеиный с севера и с расстояния, то профиль его удивительно походит на всплывшего гигантского кита. Вблизи впечатление не менее величественное. Кажется, что он сложен из гигантских камней каким-то фантастическим колоссом. Повсюду крутые скалистые обрывы и нет ни единого кустика, только кое-где желтеет зачахшая от зноя трава. В центре острова возвышается белая башня маяка. Ночью его свет виден за многие мили. Камни, из которого он построен, лежали когда-то в фундаменте древнего храма Ахилла. Историки говорят, что остатки храма сохранялись вплоть до 1823 года. Мраморные его части (колонны и капители) в 1841 году были вывезены в румынский город Сулина для отправки в Одессу, но дальнейшая их судьба не известна. В юго-западной части острова, над обрывом, стоит скромный обелиск, обнесенный тяжелой якорной цепью. Это братская могила двадцати пяти русских моряков, погибших здесь в 1915 году. Знакомство с сухопутной частью Змеиного было недолгим, ведь его площадь менее двух десятых квад-ратного километра. К тому же не терпелось приступить к погружениям.

       ..Зеркало воды сомкнулось над головой и стало медленно уходить вверх. Краски сгущаются с каждым метром глубины, но вода остается кристально прозрачной. Дно круто уходит куда-то в темно-синюю бездну и сплошь завалено мощными каменными глыбами. Это работа свирепых штормов, которые веками штурмовали остров и уносили его обломки далеко от подножия. Глыбы густо обросли водорослями и ракушками, образовали завалы с узкими проходами и туннелями. Акваланг иногда задевает за них, и тогда металлический звон пронзает безмолвное царство. Очень много следов кораблекрушений. Пожалуй, можно сказать, здесь целое корабельное кладбище. Останки судов, придавленные огромными валунами, ржавеют, видно, уже многие десятилетия. На следующий день поздно ночью прибыла одесская группа экспедиции во главе с Константином Левинским. Встретились мы только утром. По крутой каменистой террасе одесситы тащили наверх свое нелегкое снаряжение. Шесть молодых крепких парней. Седьмой была Светлана Булатовичмладший научный сотрудник Одесского археологического музея, научный консультант экспедиции.

       В один из дней «Дельфин» бросил якорь у древней пристани. На этой пристани когда-то сгружались белый камень и мрамор, привезенные с далекого материка для постройки храма. Здесь сходили на берег бесстрашные мореплаватели и богатые купцы, чтобы поклониться священной земле, задобрить ее владыку Ахилла дарами и жертвами. Здесь завершали свое последнее путешествие наиболее знатные люди, прах которых привозили на остров, чтобы похоронить в, священной земле. Облачившись в костюмы, взвалив на плечи тяжеленные баллоны, уходим в прохладную глубину. Одни детально обследуют каждую щель в подводных стенах острова, другие метр за метром внимательно осматривают грунт в районе пристани. В воде хорошо слышно, как щелкают фотоаппараты, фиксируя наиболее интересное.

        Но не так просто найти то, что попало на дно двадцать или двадцать пять веков назад. Время безжалостно. Предметы, которые интересуют археологов, или истерты в порошок упавшими камнями, или покрыты толстым слоем отложений. Часто попадаются глиняные черепки, но они обточены морем настолько, что потеряли свою ценность. Был найден хорошо сохранившийся обломок кирпича, обожженного две тысячи лет назад...

Наши подводные спелеологи, пытаясь найти вход в недра острова, обнаружили и обследовали несколько небольших гротов и крупных расщелин. Увы! Дальнейший путь преграждали скользкие каменные глыбы. Аквалангисты экспедиции буквально руками ощупали все подножие острова и убедились, что островные полости теперь не сообщаются с морем. За тысячелетия остров претерпел множество разрушений. Если и были какие-то подводные сообщения с подземельями, то они давно уже завалены. На фоне освещенного луной неба четко рисуются причудливые контуры острова. Море удивительно спокойно. Над маленькой бухточкой, где стоит «Дельфин», плывут звучные аккорды гитары. Последний час на Змеином. Сегодня мы — николаевцы — покидаем остров, а одесситы остаются еще на два дня. За время совместной работы мы крепко подружились. Теперь мечтаем о совместной более крупной и длительной экспедиции в ближайшем будущем. Работы на острове — непочатый край. Сколько еще загадок таит в себе этот угрюмый скалистый клочок земли. Здесь нет, например, источников пресной воды. Ее доставляют из Одессы. Когда-то воду заливали в древние каменные цистерны — мутная и теплая, она скоро становилась чистой как слеза и холодной. Это тоже один из неразгаданных секретов. Яркий луч прожектора освещает переполненную людьми лодку. Гости по очереди покидают борт «Дельфина», Последним прощается Костя Левинский. Плотный, широкоплечий, с заметно отросшей бородой, он улыбается и желает счастливого плавания. С берега слышится дружное: «До-свидания!» В ответ в ночное небо взвилась ракета и такое же: «До свидания!» Каменное эхо отозвалось и утонуло в море...

korjagin

 

       

В силу трагических обстоятельств всем нам хорошо известен остров Березань, связанный памятью с лейтенантом Шмидтом. Но сравнительно мало кто знает об острове Змеином, хотя прошлое его богато, легендарно и во многом загадочно. Если взглянуть на карту Черного моря, остров не сразу и заметишь. Далеко в открытом море, напротив дельты Дуная, стоит маленькая точка. Это и есть Змеиный. Левка... Леуке... Илан-Адасы... Фе-дониси... Змеиный... Вот те из имен острова, которые сохранила для нас история. Судя по античной литературе, остров был известен еще в VII веке до нашей эры. Назывался он тогда Левка, что, значит, Белый. Для древних греков этот скалистый пятачок земли в открытом море, лежащий на торговом пути из Греции в города Эвксинского Понта (гостеприимного моря — так называлось тогда Черное море), значил очень много. Они нарекли остров священной землей Ахилла, героя Троянской войны, тело которого, по сказанию, было перенесено сюда его матерью — богиней моря Фетидою, построили храм его имени. Храм считался обителью теней не только Ахилла, но и его друга Патрокла и прекрасной Елены. Ахилл не оставался в долгу за оказываемые ему почести. Его остров всегда служил для торговых судов, застигнутых в открытом море надвигающимся штормом, надежным заслоном от яростных волн. Мореплаватели, благодарные за спасение, приносили ему все новые богатые дары и жертвы.

       С упадком древней Греции остров потерял значение священного места, а вместе с этим и свое название. Турецкие мореплаватели XVI века называли его Илан-Адасы (змеиный), а греки — Фидониси (змея и остров). Не оставался в стороне от истории остров Змеиный и в более позднее время. 14 июля 1788 года во время русско-турецкой войны 1787—1791 годов в районе острова произошел морской бой. В этом бою замечательную инициативу проявил командующий авангардом кораблей русской эскадры Ф. Ф. Ушаков. Без указания командующего эскадрой он решительно атаковал превосходящего в силах противника. Искусные маневры Ушакова и меткий огонь артиллерии решили исход трехчасового боя. Турецкая эскадра была разбита. А через 66 лет, 9 сентября 1854 года, маленький островок был местом сбора французов, англичан и турок перед открытием крымской кампании. Ученые-историки не оставили без внимания остров Змеиный. Известно, например, что в 1915 году на острове окончила работу экспедиция, в составе которой был специалист-археолог. Но, к сожалению, подробного отчета об экспедиции не сохранилось.

      В октябре 1964 года на Змеином побывала первая советская экспедиция. В ее составе были два археолога-аквалангиста, но из-за сильной прибойной волны они не смогли обследовать подножие острова, хотя сделать это было бы крайне интересно. Дело в том, что в недрах острова прослушиваются довольно большие пустоты (гроты или пещеры). Из древних письменных источников известно, что жрецы храма Ахилла, завидев пиратские корабли, уносили сокровища и прятали их в тайных пещерах. Возможно, этот миф не лишен реального основания. На суше пока не удавалось отыскать какого-либо входа в подземелье, но вдруг он окажется под водой...

Теперь эту задачу предстояло выполнить нам — аквалангистам самодеятельного клуба подводного спорта «Садко» организации ДОСААФ Николаевского морского порта и аквалангистам Одессы — участникам подводно-археологической экспедиции Академии наук УССР и Одесского археологического общества. В августовский полдень маленький бот «Дельфин» с николаевской группой аквалангистов взял курс на ОчаковОдессуЗмеиный. Остров Змеиный находится от Одессы более чем в восьмидесяти морских милях, и даже небольшая ошибка в расчетах могла привести к значительному отклонению от истинного курса. Поэтому капитан Анатолий Копыченко и начальник экспедиции Михаил Коновалов не расставались с судовыми компасами и картой, прокладывая наивыгоднейший курс к маленькой точке в открытом море. На следующий день после четырех часов скрылись наши берега. Вокруг открытое, безбрежное море. Прошел час, другой, третий. Солнце медленно, но неуклонно опускается все ниже. По времени остров должен быть уже в пределах видимости, а его все нет и нет... До боли в глазах всматриваемся в даль. Каждый лелеет надежду первым увидеть на пустынном горизонте желанный клочок земли. И вот Валя Коршун вдруг закричал с мачты: — Остров! Вижу остров! Вслед за ним кто-то выкрикнул морское традиционное: — Земля! Земля ! Прямо по курсу на горизонте смутно угадывался небольшой бугорок над водой. Все было словно на сильно недодержанном негативе. Остров был еще очень далеко... Оказалось, что если смотреть на Змеиный с севера и с расстояния, то профиль его удивительно походит на всплывшего гигантского кита. Вблизи впечатление не менее величественное. Кажется, что он сложен из гигантских камней каким-то фантастическим колоссом. Повсюду крутые скалистые обрывы и нет ни единого кустика, только кое-где желтеет зачахшая от зноя трава. В центре острова возвышается белая башня маяка. Ночью его свет виден за многие мили. Камни, из которого он построен, лежали когда-то в фундаменте древнего храма Ахилла. Историки говорят, что остатки храма сохранялись вплоть до 1823 года. Мраморные его части (колонны и капители) в 1841 году были вывезены в румынский город Сулина для отправки в Одессу, но дальнейшая их судьба не известна. В юго-западной части острова, над обрывом, стоит скромный обелиск, обнесенный тяжелой якорной цепью. Это братская могила двадцати пяти русских моряков, погибших здесь в 1915 году. Знакомство с сухопутной частью Змеиного было недолгим, ведь его площадь менее двух десятых квад-ратного километра. К тому же не терпелось приступить к погружениям.

       ..Зеркало воды сомкнулось над головой и стало медленно уходить вверх. Краски сгущаются с каждым метром глубины, но вода остается кристально прозрачной. Дно круто уходит куда-то в темно-синюю бездну и сплошь завалено мощными каменными глыбами. Это работа свирепых штормов, которые веками штурмовали остров и уносили его обломки далеко от подножия. Глыбы густо обросли водорослями и ракушками, образовали завалы с узкими проходами и туннелями. Акваланг иногда задевает за них, и тогда металлический звон пронзает безмолвное царство. Очень много следов кораблекрушений. Пожалуй, можно сказать, здесь целое корабельное кладбище. Останки судов, придавленные огромными валунами, ржавеют, видно, уже многие десятилетия. На следующий день поздно ночью прибыла одесская группа экспедиции во главе с Константином Левинским. Встретились мы только утром. По крутой каменистой террасе одесситы тащили наверх свое нелегкое снаряжение. Шесть молодых крепких парней. Седьмой была Светлана Булатовичмладший научный сотрудник Одесского археологического музея, научный консультант экспедиции.

       В один из дней «Дельфин» бросил якорь у древней пристани. На этой пристани когда-то сгружались белый камень и мрамор, привезенные с далекого материка для постройки храма. Здесь сходили на берег бесстрашные мореплаватели и богатые купцы, чтобы поклониться священной земле, задобрить ее владыку Ахилла дарами и жертвами. Здесь завершали свое последнее путешествие наиболее знатные люди, прах которых привозили на остров, чтобы похоронить в, священной земле. Облачившись в костюмы, взвалив на плечи тяжеленные баллоны, уходим в прохладную глубину. Одни детально обследуют каждую щель в подводных стенах острова, другие метр за метром внимательно осматривают грунт в районе пристани. В воде хорошо слышно, как щелкают фотоаппараты, фиксируя наиболее интересное.

        Но не так просто найти то, что попало на дно двадцать или двадцать пять веков назад. Время безжалостно. Предметы, которые интересуют археологов, или истерты в порошок упавшими камнями, или покрыты толстым слоем отложений. Часто попадаются глиняные черепки, но они обточены морем настолько, что потеряли свою ценность. Был найден хорошо сохранившийся обломок кирпича, обожженного две тысячи лет назад...

Наши подводные спелеологи, пытаясь найти вход в недра острова, обнаружили и обследовали несколько небольших гротов и крупных расщелин. Увы! Дальнейший путь преграждали скользкие каменные глыбы. Аквалангисты экспедиции буквально руками ощупали все подножие острова и убедились, что островные полости теперь не сообщаются с морем. За тысячелетия остров претерпел множество разрушений. Если и были какие-то подводные сообщения с подземельями, то они давно уже завалены. На фоне освещенного луной неба четко рисуются причудливые контуры острова. Море удивительно спокойно. Над маленькой бухточкой, где стоит «Дельфин», плывут звучные аккорды гитары. Последний час на Змеином. Сегодня мы — николаевцы — покидаем остров, а одесситы остаются еще на два дня. За время совместной работы мы крепко подружились. Теперь мечтаем о совместной более крупной и длительной экспедиции в ближайшем будущем. Работы на острове — непочатый край. Сколько еще загадок таит в себе этот угрюмый скалистый клочок земли. Здесь нет, например, источников пресной воды. Ее доставляют из Одессы. Когда-то воду заливали в древние каменные цистерны — мутная и теплая, она скоро становилась чистой как слеза и холодной. Это тоже один из неразгаданных секретов. Яркий луч прожектора освещает переполненную людьми лодку. Гости по очереди покидают борт «Дельфина», Последним прощается Костя Левинский. Плотный, широкоплечий, с заметно отросшей бородой, он улыбается и желает счастливого плавания. С берега слышится дружное: «До-свидания!» В ответ в ночное небо взвилась ракета и такое же: «До свидания!» Каменное эхо отозвалось и утонуло в море...

korjagin

 

 
« Пред.   След. »
© 2017 Московский Подводно-Археологический Клуб
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.