Московский Подводно-Археологический Клуб
Главное меню
Главная страница
Законодательство
Фотогалерея
English version
Обратная связь
Помощь проекту
Экспедиции
Библиотека
Литература
Наука
Публицистика
Самиздат
Журнал "Вопросы подводной археологии"
Последние новости
Популярное
Колосов К. Музей одного корабля Печать

Журнал «Октопус» № 2/2002

        В центре Стокгольма в окружении старинных соборов размещается странное по своей архитектуре здание с торчащими мачтами старинного корабля. Это пожалуй, единственный в мире музей одного корабля. Когда один из самых дорогих кораблей XVII века выходил в свое  первое плавание, все жители  Стокгольма выстроились по бере­гам, чтобы пожелать удачи и попутного ветра. Спустя некоторое время, огромный па­русный корабль «Васа» стал переворачиваться на бок и затонул. «Васа» должен был стать главным кораб­лем Шведского королевства: корпус, построенный из 1000 дубов; 64 крупнокалибер­ные пушки; мачты, высотой свыше 50 мет­ров, и несколько сотен позолоченных скульптур, украшавших корму корабля. «Васа» был построен летом 1628 года в верфи Блазиехольмер, что напротив Королевского дворца. Король Швеции лично на­блюдал за процессом постройки этого судна. Ранним утром 10 августа 1628 года «Васа» был торжественно пришвартован у ко­ролевского дворца. Там были приняты на борт пушки, балласт и остальное необходимое оборудование. На борту находилось около 100 человек экипажа, а также женщи­ны и дети. Планировалось торжество с фей­ерверком, именно поэтому экипажу было разрешено взять с собой членов семьи и родственников. В гавани Стокгольма собралось множество любопытных. Ветер дул с юго-запада, и первые сотни метров корабль тянули с помощью якорей. Когда корабль вышел на свободную воду, капитан Сефринг Хансон отдал приказ: «Поднять фок, фор-марс, грот-марс и бизань!». Матросы взобрались на мачты и поставили четыре из десяти па­русов. Раздались салютные выстрелы пушек корабля, и «Васа» вальяжно отправи­лась в свое первое и последнее плавание.   Из письма Государственного совета королю Шведского королевства Густаву И Адольфу: «Когда корабль вышел в открытую бухту у Тегельвикена, паруса наполнились бо­лее сильным ветром и вскоре корабль начал крениться на подветренную сторону, но выпрямился немного и дошел до Бекхольмена, где с треском завалился на борт; вода хлынула сквозь пушечные порты и он медленно пошел на дно с поднятыми парусами, флагами и всем прочим...».  Адмирал Эрик Йенсон был свидетелем этих ужасных секунд на борту «Васы», когда вода хлынула внутрь корабля, который тут же начал тонуть. В то самое время адмирал проверял пушки: «Пока я поднимался с нижней палубы, вода поднялась настолько высо­ко, что трап оторвался, и с огромным трудом я смог оттуда выбраться».   Сразу же после катастрофы стали искать виновного. «Вы были пьяны? Не закрепили пушки как следует?». Перед Государственным советом стоял капитан корабля «Васа» Сеф-ринг Хансон и отвечал: «Вы можете разрубить меня на тысячу кусков, если пушки не были закреплены. Я также клянусь перед Всевыш­ним, что на борту никто не был пьян. Это был всего лишь небольшой порыв вет­ра, опрокинувший корабль, который был слишком неус­тойчив, хотя балласт был на борту. Ошибка в проектировании корабля заключалась в том, что он был неустойчив, подводная часть слишком маленькая по отно­шению к корпусу, рангоуту и артил­лерии. Корабль тяжелее в надводной части с мачтами и реями, парусами и пуш­ками, чем в подводной», — объяснял капитан. Кроме того, шкипер Йоран Матсон пока­зал, что остойчивость корабля испытывалась перед отплытием. Тридцать человек перебегали по палубе от одного борта до другого. После трех попыток было решено прекратить испытание, иначе «Васа» мог опрокинуться. При этом испытании присутствовал адмирал Клас Флеминг. Единствен­ным комментарием адмирала, согласно высказыванию шкипера Матсона, было: «Если бы Его Величество пожаловал на борт корабля, то он сам бы убедился в непригодности судна». На допрос был так же вызван ответственные за верфь- судостроитель Хейн Якобсон и арендатор верфи Арент де Грот, которые поклялись в своей невиновности, мотивируя это тем, что «Васа» был построен в соответствии с теми размерами, которые утвердил сам король, и на борту находилось то количество пушек, которое стояло в контракте. «Кто же все таки виноват?»- спросил следователь. «Знает только Бог!»- ответил де Грот. Последующее обсуждение о виновности в Госсовете не известно. Никто не был признан виновным и никто не был осужден.       Можем ли мы сегодня, спустя 350 лет, найти виновного, и объяснить, почему «Васа» затонул? Обвинение  в  том,   что  пушки  не  были прочно закреплены, мы можем отвести. Пушечные лафеты стояли по-прежнему ровны ми рядами с креплением на осях лафетов когда «Васа» был поднят на поверхность в  1961 году. Современные кораблестроительные расчеты показывают, что «Васа» очень неустойчив и запросто мог перевернуться при умеренном ветре. Хватило лишь небольшого порыва, как сказал капитан на допросе. Чья же ошибка?

  1. Адмирала Флеминга? Частично. Он не предотвратил отплытия до испытания на устойчивость. С другой стороны, корабль был уже построен, и король ожидал его с нетерпением.
  2. Король Густав II Адольф? Частично. Ему не терпелось получить корабль с большим количеством орудий. Он так же утверждал размеры и вооружение корабля.
  3. Кораблестроитель? Частично. С другой стороны, Хенрик Хюбертссон был очень опытным голландским судостроителем. «Васа» — действительно хорошо построен­ный корабль, что и мы сегодня можем под­твердить.
       «Васа» практически не отличается по форме от других военных кораблей XVII века. Многие корабли того времени с огром­ным количеством пушек были высокие и не­устойчивые и нередко опрокидывались. По­этому «Васа» выглядит совершенно тради­ционно для того далекого времени. Скорее всего, причину катастрофы следует искать в недостаточных теоретических знаниях этого периода. Кораблестроители XVII века просто были не способны производить конструкторские чертежи и математические расчеты стабильности. Единственной помощью корабелов была таблица расчетов с определенными размерами судна, а также собственный опыт. В большинстве случаев расчеты хранились в боль­шом секрете, который передавался от отца к сыну, изменения расчетов делались крайне неохотно. Первые попытки подъема.

        Капитан Сефринг Хансон все еще сидел в тюрьме, когда появились первые спасатели на месте катастрофы. Англичанин Йен Булмер через три дня после катастрофы полу­чил   исключительное   право   на подъем корабля. Спустя не­которое  время   англича­нин потерпел неудачу, и адмирал Флеминг,  тот самый, который прекра­тил   испытания   на   ос­тойчивость,  перенял право  на подъем  «Васы» и спасение ценных пушек корабля. Он взял в помощь «длинного» Ханса Улофсона, родом   из Карелии,    кото­рый «умел ходить под   водой».   Но Длинный Ханс также потерпел неудачу,  и после    года    бесплодных   попыток Флеминг писал королю: «Это  оказалось намного труднее, чем я мог предполагать».

        В течение десятилетия после катастрофы приезжали различные авантюристы, искатели сокровищ и изобретатели в Стокгольм. Закрепив крюки и якоря, пытались, выта­щить корабль на поверхность, однако все они терпели неудачу. Сокровища затонув­шего корабля были недоступны вплоть до 1660-х годов, когда швед Альберт фон Трейлебен и немец Андреас Пенкелль заин­тересовались пушками корабля. У обоих был опыт спасательно-водолазных работ, и их самым важным средством был водолазный колокол. Он действовал по тому же принципу, что и перевернутый стакан, опускаемый в воду. В верхней части водолазного колокола образуется воздушная пробка, которая дает возможность водолазу дышать, пока он с крюками и специальными инструментами работал на дне. Первым спустился на «Васу» Андреас. Он сообщив, что прежние спасатели сильно повредили корабль: «Там внизу все стало похоже на ломанную изгородь», — сказал он.

Далее под руководством фон Трейлебна и Пеккеля начались спасательные рабо­ты. В холодной темноте, на глубине 30 метров, водолазы должны были:1.      Снять тяжелые пушки, весившие тонну, с лафетов;2.      Вытащить пушки через порты3.      Поднять орудия на поверхность    В конце концов им это удалось! Свыше 50 пушек было поднято в период с 1664 по 1665 г. Имеется описание очевидцев. Итальян­ский священник Франческо Негри, будучи в Стокгольме, видел спуски под воду в 1663 г. в своем дневнике он написал: «Водолаз был одет полностью в кожаную одежду с двойны­ми кожаными сапогами. Он стоял на плат­форме из свинца, которая висела под водолаз­ным колоколом. Я спросил его, как долго он может находиться на дне? Он ответил, что полчаса. Но то было в конце октября, и через четверть часа водолазный колокол был поднят, и человек в нем дрожал от холода, хотя он был очень сильным и родившимся здесь. Я хотел сам испробовать водолазный колокол, но мне посоветовали отказаться, так как вода была настолько холодной, что я мог заболеть»- заканчивает Франческо Негри.

 «Человек, который умеет ходить под водой, — совершил подвиг. Героями были сре­ди прочих: Аброхам Эриксон из Арбоги, Ан-дреас — водолаз из Вадстены, Юхан Принтц из Эстерботтена, Юхан Бертильссон, Юхан Вик и Ларе Андерсон из Гетеборга.

В качестве сравнения: в 1950 годах потребовался бы целый день для водолаза, оснащенного современным снаряжением, чтобы поднять одну из пушек с корабля «Васа». Обнаружение и подъем.13 сентября 1956 года в газете «Экспрессен» была помещена короткая статья: «Найден старый корабль около острова Бекхольмен недалеко от Стокгольма. Вероятно, это королевский корабль «Васа», который затонул во время своего первого плавания в 1628 г. Частное лицо занималось иссле­дованиями в течение 5 лет, чтобы найти ко­рабль». Короткая статья о большой сенсации.         «Частным лицом» был 38-летний инженер Андрее Франсен. В действительности, он был одним из ведущих экспертов в Щвеции по военно-морской истории XVI и XVIII веков с упором на затонувшие воен­ные корабли. Он был также одним из тех немногих, которые занимались поисками в архивах, а затем отправлялись в море, чтобы найти места гибели кораблей. Что Балтийское море является уникальным, было основным выводом Франсена. Здесь нет червя-точильщика — небольшой ракушки, которая в более соленых морях съедает все дерево. Деревянные корабли, затонувшие в Балтийском море, сохраня­ются в течение сотни лет, а может быть даже тысяч.          «Это был профессор истории Нильс Анлунд, большой  знаток Густава II Адольфа, ко­торый пробудил во мне интерес к «Васе», — рассказывал Франсен. Однако профессор Анлунд не знал точно, где затонул «Васа», так как архивные дан­ные XVII века указывали на несколько раз­личных мест. При помощи кошки и лота, карт и архивных данных Франсен начал ис­кать корабль в стокгольмских водах.          «В основном, я поднимал ржавые железные печи, дамские велосипеды, рождественские елки и мертвых кошек». После нескольких лет поисков, 25 августа 1956 года, у Франсена «клюнуло». Сделанный им специальный лот- пробоотборник воткнулся во что то и затем был поднят с куском почерневшего дуба. Несколькими днями позже водолаз Петр Эдвин Фельтинг опустился на дно и смог подтвердить находку Франсена. Сквозь потрескивание водолазного телефона он сообщил: «Я ничего не вижу, так как здесь совершен­но темно, но я чувствую что-то большое. Борт корабля. Здесь пушеч­ный порт, а здесь еще один. Два ряда. Это, должно быть, «Васа».         Франсен и Фельтинг стали двумя героями приключения. Франсен, открыватель, вложил всю свою энергию и способность убеждать для того, чтобы спасти корабль и поднять его и за­консервировать. Фельтинг, водолаз, провел полтора года или 12000 часов под водой и стал бесспорным руководителем группы водолазов. Но как поднять корабль? Еще никто не поднимал такой большой и старый корабль. Предложений было много, и среди них самые фантастические. -          Наполнить «Васу» мячами для пинг-понга. Когда мячей будет достаточно много, корабль всплывет.-          Заморозить «Васу» в ледя­ной блок и этот блок сам поднимется   на    поверхность. Затем отбуксировать айсберг на удобное место и дать ему растаять на солнце. Изо льда появится «Васа».    Опытная шведская спасательная компания «Нептун» придерживалась того мнения, что обычная тех­ника лучше всего. Провести тол­стые стальные канаты под корпу­сом и закрепить их к наполненным водой понтонам.  После выкачивания воды из понтонов они поднимутся канаты натянутся, и «Васа» будет поднята со дна. «Брустремс» — материнская компания компании "Нептун» обещала выполнить это бесплатно. Была начата по всей стране кампания "Спасите «Васу»», в результате которой деньги и материал начали поступать от фондов, частных лиц и предприятий. Флот предоставил  персонал  и  суда,   и  осенью 1957 года водолазы начали копать, или точнее, промывать туннели под кораблем. Их инструментом был водяной шланг со специальным мундштуком. Глина и гравий вымы­вались водяной струей, и эта работа требо­вала большой техники и еще больше муже­ства. Работа выполнялась на глубине свыше 30 метров и в полной темноте. Туннели были настолько узкие, что водо­лазы должны были протискиваться в них. Балки, доски и другой мусор грозили запутать воздушные шланги и канаты, что часто и случалось. Кроме того, над головой водо­лазов был трехсотлетний корабль, который весил свыше тысячи тонн, с каменным бал­ластом на дне. Никто не знал, выдержит ли «Васа».

      - «Если ты чувствуешь, будто ты умираешь там в темноте и холоде, то оставь все это и выясни, какую ошибку ты сделал».- Таков был совет руководителя  водолазов Пера Эдвина Фельтинга водолазам, которые спускались под воду в первый раз.

    Работа с туннелями продолжалась два года. Никаких серьезных аварий не произо­шло, и в августе 1959 года все было готово для первого подъема. Подъемные понтоны были установлены над «Васой», тросы были проложены через шесть туннелей, и старый корабль был поднят со дна без проблем. Корпус выдержал, и в 16 этапов «Васа» был частично поднят. Поднимать «Васу» на по­верхность было еще рано. Вначале нужно было уплотнить и усилить корпус. И снова водолазы принялись за работу. Два года они работали, затыкая тысячи дыр, которые образовались на месте проржавевших же­лезных болтов. Кроме того, нужно было от­ремонтировать частично поврежденную корму и снабдить все пушечные порты но­выми плотными люками.      24 апреля 1961 года все было готово для окончательного подъема. Представители газет, радио и телевидения со всего мира были на месте. После 333 лет на дне "Васа» поднялся на поверхность, и показался кусок нетронутого XVII века. Когда планшир ока­зался над поверхностью воды, были запу­щены мощные насосы. 4 мая 300-летний ко­рабль снова оказался на плаву и затем был отбуксирован в док на Бекхольмен. Первы­ми на борту «Васы» были пионеры Андерс Франсен и Пер Эдвин Фельтинг. Археологические раскопки.   На нижней палубе «Васы» лежал шлам метровой толщины, черная грязь, полная находок, и вероятно бактерий. С прививками от столбняка, тифа, желтухи и других зараз, археологи поднялись на борт. Главный археолог Пер Лундстрем и его одетые в резину сотрудники смогли войти, вползти, проскользнуть прямо в ранний XVII век. По традиционному археологическому способу описывались все на­ходки с присвоением номера. Место наход­ки было не менее важным. То, что было найдено в корме корабля, вероятно, было имуществом матросов. В первые 14 дней было зарегистрирова­но 3000 находок, и по окончании раскопок, пятью месяцами позже, было зарегистриро­вано 14000 находок.  Разрезанная картина.Почти сорок больших якорей разных столетий сидело в «Васе", когда корабль был поднят. Корпус был целый, но большая часть кормы была разрушена, как и бикхед в носу, а также верхняя палуба. Собрать все развалившиеся детали — свыше 135000 штук — стало задачей науч­ных сотрудников музея и артели плотников под руководством Юхана Блуммана. Черте­жей при постройке «Васы» не имелось. По­этому важнейшим инструментом плотников была собственная фантазия и кусок сталь­ной проволоки. Стальная проволока пропу­скалась через старые отверстия из-под гвоздей на отвалившихся деталях. Если от­верстия совпадали с метками и отверстия­ми на корабле, то значит был найден новый кусок «разрезанной картинки». «Васа»    состоит   из подлинных  частей   на 95%. Кроме того, ни­кому   не   нужно   сомневаться    в   том, что   подлинное,    а что   новое.   Новые детали     сохранили свою    гладкую    по­верхность   и   отлича­ются   от   темного,   не­ровного    черного    дуба «Васы». Результатом рестав­рации   явилось   также   то,   что впервые в мире появились полные чертежи корабля XVII века.Консервация.

 Пропитанное водой дерево начинает разлагаться, растрескиваться и усыхать уже через несколько дней. «Васа» рассыпался бы полностью, если бы дерево не было за­консервировано. Но каким образом сохра­нить свыше 1000 тонн пропитанного водой дуба с объемом 900 куб. метров? Кроме того: 13500 больших и малых де­ревянных деталей; 500 скульптур и 200 ор­наментов; 12000 мелких предметов из де­рева, ткани, кожи и металла. Опыта консервации такого большого объ­ема пропитанного водой дерева не было. Было решено орошать смешанным с водой полиэтиленгликолем — веществом, которое применяется, среди прочего, в губной пома­де и креме для рук. Интересным в случае «Васы» было то, что полиэтиленгликоль обладает способностью проникать в дерево и замещать воду в клетках. Таким образом, предотвращается усыхание и образование трещин. Когда «Васа" был поднят на поверх­ность, то каждый килограмм сухой древесины содержал 1,5 кг воды. 1,35 кг нужно бы­ло испарить и заменить воду чем-либо, т.е. 580 тонн из всего корпуса.

Скульптуры и небольшие деревянные куски обрабатывались в ванне, наполненной раствором полиэтиленгликоля. Этот метод по естественным причинам не мог использо­ваться для целого корпуса. Вместо этого корпус «Васы» орошался смесью полиэтиленгликоля и воды. В 1962 году началось орошение, и после этого плотный туман лежал во вре­менном музее. 25 минут орошения из 500 мундштуков, 20 минут пауза, 25 минут ороше­ния и т.д. Круглые сутки. Тот, кто посещал ко­рабль «Васа» в эти годы, помнит влагу и большой черный, капающий корпус, просма­тривающийся сквозь туман. Консервация продолжалась 17 лет. Но и сегодня, когда «Васа» находится в новом, специально пост­роенном музее, корабль очень чувствитель­ный. Воздух должен иметь относительную влажность 57-60 %, температуру 17-20 градусов по Цельсию, и освещение не более 50 люкс. Поэтому воздушные шлюзы ведут к стоящему в полутьме кораблю. И теперь «Васа» сохранена на веки вечные.В заключение.

     Правительство     Шве­ции  приложило  все уси­лия к постройке музея ко­рабля   Шведского   Королевского флота. И теперь, попав в музей, первое, что приходит в  голову, — это огромные параметры кораб­ля,   великолепная   архитектура музея, где бережно хранится вся информация   об   этом   уникальном событии в истории Швеции. В истории России, несомненно, тоже много ярких событий, связанных с водолазным делом и флотом России, однако, такого музея пока нет

 
« Пред.   След. »
© 2017 Московский Подводно-Археологический Клуб
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.