Московский Подводно-Археологический Клуб
Главное меню
Главная страница
Законодательство
Фотогалерея
English version
Обратная связь
Помощь проекту
Экспедиции
Библиотека
Литература
Наука
Публицистика
Самиздат
Журнал "Вопросы подводной археологии"
Последние новости
Популярное
Королев Александр. Подводные университеты Печать

«Нептун 21й век» № 3/2001

До середины XIX века водолазное дело в России не было организовано, хотя интерес к нему проявляли многие прогрессивные флотоводцы и военачальники. Еще при Петре Вели­ком в 1708 году был сде­лан перевод с голландско­го языка трактата «Книга о способах, творящих восхождение рек свободное». Прошло еще полвека, и в 1763 году были переведе­ны правила использования водолазных колоколов. Однако штатных водола­зов на кораблях флота и в портах не было. Если на судах возникала потреб­ность в работах под водой, их выполняли умельцы- матросы. Лишь некоторые капитаны имели на борту водолазное снаряжение и использовали его на свой страх и риск.

     В портах, как правило, работали частные водолазы, со своим снаряжением, - их называли «вольные водолазы». Вольных брали на верфи и заводы российского Адмиралтейства, где в двадцатые годы XVIII столетия возникли их первые организованные бригады. Корабельные мастера вместе с во­долазами изготавливали и усовершенствовали снаряжение. Именно адмиралтейские бри­гады  использовал адмирал  П.С.  Нахимов в 1848 году, чтобы поднять тендер «Струя», за­тонувший в районе Новороссийской бухты во время ураганного северо-восточного ветра.

         Первое водолазное снаряжение (в основ­ном это было снаряжение, предложенное российским мастером Гаузеном, скафандры и помпы Денейруза, Шредера и фирмы Зибе, Горман и К.) стало поступать на флот в 1861 году. На флоте существовала практика, когда по выбору судового начальства водолазами назначались матросы. Естественно, необходимая квалификация у «назначенных» водо­лазов отсутствовала. По корабельному рас­писанию тех времен, водолазы состояли, как правило, служками корабельной церкви, бу­фетчиками, лавочниками корабельной лавки. Командиры кораблей предпочитали ис­пользовать наемных ныряльщиков и вольных водолазов. Они же обучали своему ремеслу «назначенных» матросов с судов. Вольные водолазы не были заинтересованы в подготовке конкурентов, да и их знания оставляли желать лучшего. В 1878 году, после русско-турецкой войны, такое положение стало недопусти­мым, - Россия нуждалась в большом числе хорошо подготовленных водолазов. Это и прослужило толчком к учреждению особом водолазной школы.

Но сначала, в 1865 году, Морское ведомство в особом приказе сформулировало требо­вания для претендентов.

«Избирать крепких людей, моложе 26 лет, с развитою грудью, свободным дыханием и без малейших признаков страдания сердца. Не должны быть принимаемы подверженные головным болям и шумам в ушах, холери­ческого темперамента, с синеватыми губами и слишком красными щеками, имеющие ко­роткую шею, флегматики и пьяницы».

    А в апреле 1882 года в городе Кронштадте, при минной части, была открыта первая в России водолазная школа «... для приготов­ления опытных в водолазном деле офицеров и нижних чинов для судовых надобностей и подводных минных работ». Основателем и идейным вдохновителем ее был капитан 1 ранга (впоследствии адмирал) В.П. Верховский. Первым начальником стал капитан-лей­тенант Леонтьев. Правда, основные достиже­ния школы были достигнуты при ее втором начальнике - полковнике Н.М. Оводове. Под школу было выделено помещение бывшего провиантского магазина и выдано 3.991 рубль на его переоборудование. Жили учени­ки во флотском экипаже.

    Первое время работы школы были посвящены собиранию материалов, переводам, составлению инструкций, учебных пособий, За четыре года существования школа подго­товила около 200 водолазов. Они были обуче­ны практическим спускам на глубины до 25 сажени (около 45 метров) и работе под водой в сложных условиях. Важнейшей своей задачей школа считала выпуск рабочих водолазов для флота. Одно­временно обучались водолазные старшины для руководства спусками, привлекались и офицеры, которые после изучения водолазного дела могли руководить работами, осу­ществлять прием выполненной водолазами работы, следить за всеми заморскими нов­шествами в водолазном деле.

Курс обучения делился на две части:

1.  Зимний курс в школе – подготовительно теоретический, со спусками в бассейн школы. Особое внимание уделялось сборке-раз­борке снаряжения.

2. Летний курс на судах с выполнением водолазных спусков и работ на глубинах до 40
метров.

   В 1884 году вышли циркуляры Морского министерства, были составлены пособия уче­никам водолазной школы, изданы общие на­ставления для постепенного обучения водо­лазов спускам под воду. В этих программных документах водолазной школы были опреде­лены важнейшие теоретические знания, кото­рыми должны овладеть ученики. Это - основ­ные законы физики, устройство подводной части корабля и минное дело, физиологичес кие особенности применительно к спускам под воду. Изучались и практические навыки: сборка и разборка снаряжения, его полная и рабочая проверка, такелажные работы, умение спускаться под воду и ремонтировать снаряжение.

  Отечественные правила водолазной службы были составлены в Школе и изданы Мор­ским министерством в 1885 году. Они были просты и лаконичны, содержали самые необ­ходимые требования к водолазу и водолаз­ным спускам и работам. Кстати, многие пунк­ты этого положения актуальны и по сей день.

1.  К выполнению подводных работ должно считать способным того человека, который
привык правильно и гигиенично спускаться под воду.

2.  Пределы глубины, на которой может работать человек, в водолазном аппарате, счи­тается глубина в двадцать пять морских са­жень (40 метров). На большей глубине рабо­тать не дозволяется.

3.  Воспрещается спускать в водолазном аппарате человека, жалующегося на болезнь,
или просто не желающего почему-либо идти под воду.

4.Каждый водолаз, чтобы безвредно для себя работать, должен соблюдать следующее: -   за несколько часов перед работой не пить спиртных напитков;-  за два часа не есть ничего сытного;  водолаз должен быть спокоен и уверен в исправном состоянии своего здоровья

5.Спускающийся под воду должен быть твердо уверен в исправности всех частей сво­его аппарата

6.Воспрещено спускать водолаза без сиг­нального или спасательного линя;

7.Управлять сигнальным  концом  может только человек опытный в водолазном деле и
пользующийся доверием водолаза;

8.Спуск водолаза и подъем его со дна сле­дует производить медленно, не менее поло­вины минуты на каждую сажень глубины; чем на большей глубине и чем долее находился водолаз в воде, тем медленнее должен со­вершаться его подъем;

9.  Все люди, находящиеся в числе прислуги при водолазном аппарате, должны помнить, что невнимательное отношение к своим обя­занностям может повергнуть их наказанию по  законам как виновных в членовредительстве или убийстве по неосторожности.

    В марте 1888 года вышло постановление Ад­миралтейского совета, где определялся штат школы: начальник, заведующий снаряжением (преподаватель для офицеров), два препода­вателя для матросов, врач, завхоз-писарь, фельдшер и десять «указателей-водолазов» (так называли водолазов - инструкторов). К 1892 году школа имела уже 15 комплекта водолазного снаряжения, из них три скафандра Денейруза, четыре - Зибе и Германа, а один Шрадера. Из оборудования: компрессор до 25 атмосфер для закачивания воздуха в аккумуляторы Рукейроля (баллоны), помпа Денейруза, генератор Сименса и аккумуляторы. Имелись небольшая мастерская с кузнечными станками для ремонта водолазной техники и поделок, физический кабинет для регулировки снаряжения и опытов со сжатым воздухом, лазарет и библиотека.

     Преподаватели школы и подготовленные ими морские офицеры разработали отечественные шлемы, рубахи и шланги, благодаря чему к концу 90-х годов российский флот перешел на отечественное водолазное снаряжение. По мнению экспертов Военно-морского музея в Санкт-Петербурге, за образец российского скафандра был принят шлем Денейруза. Параллельно с этим русские водола­зы предлагали свои инженерные разработку снаряжения. Так, в 1889 году мичман Колбасьев Е.В. изобрел отечественную водолазную помпу. Позднее мичман уже совместно с Еноховичем придумал подводный телефон.   Врач Н.А. Есипов и инженер Л.А. Родионов предложили первый отечественный подводный фотоаппарат, а лейтенант Тверетинов разработал в 1885 году подводный электрический фонарь. Сконструированное снаряжение, а также достижения врачей школы позволили увели­чить глубину погружения и расширить возможности водолазов школы. В 1894 году были освоены погружения и работы на глубинах 55 - 61 метр.

   Естественно, в школе изучали и импортное снаряжение. В закупленных аппаратах «Аэро­фор» Денейруза и Рукероля были выполнены все водолазные работы по строительству Ли­тейного и ремонту старых мостов в Санкт-Пе­тербурге.  В 1896 году курсантам и выпускникам шко­лы впервые пришлось работать подо льдом, вызволять севший на мель крейсере «Рос­сия». Портовые вольные водолазы от этой работы отказались – они ссылались на смерзание рубах и ненадежность шлангов. Водолазы школы сконструировали приспособления для работы в зимних условиях и блестяще спра­вились с задачей. Это было важное для шко­лы событие. Иностранные специалисты не раз наблюда­ли работу военных водолазов и восхищались их мастерством. В результате школа приобрела известность за границей и стала пользо­ваться уважением среди специалистов водо­лазного дела многих государств. На обучение в Кронштадт начали посылать матросов и офицеров из других стран. Так, в девяностые годы, в водолазной школе обучались матросы и офицеры греческого, шведского и болгар­ского флотов. Сохранилась телеграмма из Греции, подписанная королевой Ольгой. Она тепло отзывалась о специалистах школы и благодарила за оказанное греческим морякам радушие и внимание. До 1917 года школа выпустила более 2500 высококвалифицированных водолазов и око­ло 150 офицеров - специалистов водолазно­го дела. За годы ее существования воспитан­никам неоднократно поручались сложные и ответственные задания. Например, в 1894 го­ду во время поисков броненосца «Русалка», погибшего в Балтийском море при загадочных обстоятельствах, водолазы сотни раз бесстрашно опускались на предельную по тому времени глубину – 30 сажень. На Волге при сильном течении «кронштадцы» сумели благополучно разгрузить и поднять с затонувшей баржи на поверхность большое количество артиллерийских боеприпасов. В 1897 году только благодаря высокому мастерству и са­моотверженному труду водолазов удалось обследовать затонувший на шестнадцатиса­женной глубине броненосец «Гангут», определить размеры повреждения корпуса, снять с него орудия малого калибра. В работах был задействован учебный отряд школы на блокшиве «Самоед». Отряд состоял из шести офицеров, двенадцати инструкторов и 79-ти слушателей из числа матросов.     Мало известно, что водолазами школы за долго до появления ЭПРОНа, были организованы поиски «Черного принца» под Севастополем. Для этого специально был закуплен один из первых образцов жесткого скафанд­ра итальянца Джузеппе Ристуччи. Однако «Принц» - так правильно назывался этот анг­лийский корабль - найден не был. В 1904 в Индийском океане году во время перехода русской эскадры из Кронштадта во Владивосток на крейсерах «Жемчуг» и «Изумруд» шторм повредил рули настолько сильно, что часть эскадры вынуждена была задер­жаться на рейде одного из портов. Но русские моряки не обратились за помощью к владель­цам местного судоремонтного завода. Не за­ходя в порт, они за несколько дней сумели си­лами своих водолазов и с привлечением ко­рабельных средств почти заново сделать и поставить рули. Корабли получили возмож­ность продолжать поход в составе эскадры. Командующий эскадрой вице-адмирал Роже-ственский тогда в своем приказе отметил этот беспримерный случай в истории флота: «...Счастлив буду при первой возможности представить вниманию высшего начальства об отличной распорядительности господ офицеров Вырубова и Яковлева и о значении их заслуг. Преклоняюсь перед возвышенным чувством этих юношей, благородным рвени­ем к службе и такою же самоотверженностью. Спасибо молодцам водолазам, не впервые выручающим нас из беды...».      Этот случай еще более утвердил за русскими водолазами славу лучших мастеров подводных работ. По окончании русско-японской войны в газетах и журналах ряда стран с удив­лением и восхищением писали о русских мо­ржах-водолазах,  которые выполнили такую сложную работу без докования кораблей и услуг судоремонтных заводов. Успехи школы привлекли внимание зарубежных компаний. В 1893 году «кронштадцы» были приглашены на Всемирную выставку в Чикаго, а 1894 году - в Антверпен, где наше водолазное снаряже­ние было признано лучшим. В 1900 году шко­ла принимала участие во Всемирной выстав­ке в Париже, где ее экспонаты были отмечены серебряными медалями и дипломами.   Весной 1909 года на маневрах под Севастополем была протаранена броненосцем "Ростислав» подводная лодка "Камбала». Она затонула вместе с экипажем на глубине 55 метров. Водолаз школы унтер-офицер Ефим Бочкаленко несколько раз, нарушая правила, спускался к лодке. К сожалению, он не смог оказать помощь девятнадцати членам экипажа затонувшей лодки. От острого кессонного заболевания герой скончался. Впоследствии носовая часть лодки была поднята и отбукси­рована в порт. Работами руководили новый начальник Кронштадтской школы капитан 1 ранга Макс Константинович фон Шульц и Феоктист Андреевич Шпакович. Этот подъем стал рекордным для начала XX века.

 Русский водолазный специалист лейтенант А.Е. Арцыбашев так оценивал состояние водолазного дела в нашей стране в то время: «  Плавая в качестве водолазного офицера на броненосце «Император Александр III», я имел возможность ознакомиться с состоянием водолазного дела на иностранных судах... Из всех этих наблюдений у меня составилось одно общее мнение, что водолазное дело на наших русских судах стоит гораздо правильнее и практичнее, чем у иностранцев, которые еще так недавно были для нас неоспоримым авторитетом и непреложным примером, на каждом шагу убеждался, что мы, русские во многом ушли от иностранцев... Предельная глубина, на которую спускаются иностранные водолазы, есть 20-23 и, в редких случаях, 27 сажен... Приятно сознавать, что рекорд глубоководных спусков побит все-таки нами, русскими, у которых глубина спуска уже достигла 30 сажен... Я уверен, что российские водолазы не остановятся на этой глубине. Они пойдут дальше, глубже и, выражаясь фигурально, первые водрузят свой флаг  в тех недрах воды, куда еще не ступала человеческая нога...»

   После октябрьских событий 1917 года водолазные работы были рассредоточены в разных ведомствах. Водолазная школа была переведена в Петроград. Дальнейший маршрут перебазирования школы выглядит Саратов - Казань - Вольск – Петроград- Кронштадт - Севастополь. Наконец, в Балаклаве школа обрела свой второй постоят дом. Наступала эра ЭПРОНа. Но это уже иной рассказ...

 

 
« Пред.   След. »
© 2017 Московский Подводно-Археологический Клуб
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.