Московский Подводно-Археологический Клуб
Главное меню
Главная страница
Законодательство
Фотогалерея
English version
Обратная связь
Помощь проекту
Экспедиции
Библиотека
Литература
Наука
Публицистика
Самиздат
Журнал "Вопросы подводной археологии"
Последние новости
Популярное
Козак Денис. «Феодосийская бацилла» в подводной археологии. Печать

Зеркало Недели № 29 (608) 29.07-04.08. 2006

 Автор: Денис КОЗАК (заместитель директора Института археологии НАН Украины, доктор исторических наук)

 

Как всякая медаль имеет две стороны, так и на всякое доброе дело найдется свой завистник.

 

Одной из сфер, очутившихся под пристальнейшим вниманием таких «доброжелателей», стала украинская археологическая наука. Украинским ученым-археологам постоянно не дают жить многочисленные интриги так называемых черных археологов и их покровителей и финансистов — коллекционеров. Цель всех их упреков понятна — расчистить пространство для бесконтрольного пополнения собственных коллекций, отстранив от находок ученых. Другая колонна дискредитаторов археологической науки — всевозможные авантюристы, или же так называемые неофициальные археологи, которые в своих «открытиях» ради собственной славы или дохода готовы отправить трипольцев едва ли не в космос, а дулебов — в Тибет.Но и среди непосредственно причастных к археологии как науке находятся искатели «славы Шлимана», которые всегда готовы в успехи коллег влить ложку дегтя. Именно такая ложка дегтя, или точнее откровенное вранье, попалась читателям «Зеркала недели» в статье Сергея Зеленко, руководителя Центра подводной археологии Киевского национального университета им. Т.Шевченко, «Кому откроет свои сокровища подводная «Троя» (№24 от 24 июня 2006 г.). Поводом к метанию молний, распространению неправды и демонстрации собственной некомпетентности на страницах уважаемой газеты для автора стала совместная украинско-американская подводно-археологическая экспедиция «Черное море — 2006».Перед тем как ответить на упреки С.Зеленко, кратко изложим результаты этой экспедиции. Важнейшей особенностью, которая и обеспечила успех международного сотрудничества, стало использование специального оснащения для глубинных археологических изысканий. Благодаря оборудованию, предоставленному американской стороной, украинские археологи впервые (!) получили возможность обследовать глубинные участки Черного моря. В результате обнаружены 494 объекта, а 25 памятников паспортизованы.Программа исследования формировалась исключительно специалистами Института археологии НАН Украины. И поиск велся от квадрата к квадрату согласно утвержденному перечню. В экспедиции участвовали исследовательское судно Института археологической океанографии Университета штата Род-Айленд «Еndеаvог» (США) и четыре украинских корабля. Исследование предусматривало совместную работу украинских и американских специалистов. В частности, круглые сутки по двое участников экспедиции (украинец и американец) несли вахту возле мониторов поисковых приборов.Экспедиция предусматривала поиск и исследование объектов подводного культурного наследия Украины, относящихся к трем эпохам, — плавсредства античных времен, плавсредства Средневековья, гражданские суда и военные корабли периода Второй мировой войны. Главная цель — поиск, исследование и паспортизация военных и гражданских плавсредств, на борту которых погибло наибольшее количество людей. Еще одна, не менее важная, задача — глубоководное изыскание возможных маршрутов, изучение направлений античных торговых путей на основе остатков судов и грузов.Кроме того, американские исследователи проверяли собственную гипотезу о Всемирном потопе, который, по их предположениям, мог произойти 7150 лет назад. Правда, поиски подтверждения этой гипотезы на украинском дне Черного моря назвать успешными нельзя.Среди интересных находок экспедиции — остатки византийского корабля примерно ІХ—Х веков с грузом амфор (90% которых — абсолютно целые). Кроме того, паспортизованы три военных парусных корабля, принимавших участие в Крымской войне (район Севастополь—Балаклава—Кача), обнаружен броненосец конца XIX века типа «Синоп».В результате поисков были также найдены несколько кораблей, затонувших во время Второй мировой войны. В частности, выяснено место гибели эсминца «Дзержинский», который в 1942 году подорвался на собственных минах, двигаясь с пополнением в окруженный Севастополь (погибло 270 человек). Завершено исследование парохода «Ленин», затонувшего в 1941 году во время эвакуации из Одессы гражданского населения (погибло около 4000 человек). Также определено место гибели подводной лодки «С-32», пропавшей без вести в 1943 году. Выявлены и паспортизованы шесть самолетов времен Второй мировой войны, а также обнаружено место катастрофы современного военного вертолета типа «К-20» с экипажем на борту (возможное время гибели 1980 г.). Кстати, консул Российской Федерации официально поблагодарил участников экспедиции за находку.Следует подчеркнуть, что на протяжении месяца исследований специалисты Института археологии НАНУ получили и подтвердили высокую профессиональную квалификацию в эксплуатации наиболее современных поисковых приборов. Все участники экспедиции дали самую высокую оценку ее результатам.Однако С.Зеленко почему-то увидел в экспедиции сплошную «крамолу» и недосмотр государственных органов. Но вот беда — в своих упреках в упоминавшейся статье руководитель Центра подводной археологии КНУ допустил «неточности» и сознательную дезинформацию. В частности, программа исследований предусматривала только поиск затонувших объектов и их фотокинофиксацию, без какого-либо контакта с памятником. То есть подводные раскопки и подъем находок на поверхность не проводились. Так что отчаянные крики автора статьи об американском судне, которое отправилось домой, «загруженное интересными находками», не соответствует действительности. Или, может, только участие С.Зеленко в экспедиции могло спасти «подводную Трою» от ее «вывоза» в трюме американского корабля?Следует отметить, что причина, по которой во время экспедиции не осуществлялся подъем находок, для археологов чрезвычайно болезненная — у нас нет специализированных лабораторий для консервации и реставрации подводных памятников, из-за чего их деревянные и металлические части на воздухе разрушаются кислородом почти мгновенно. Поэтому научные работники не спешат извлекать из морских глубин все находки, давая возможность изучить их «грядущим поколениям подводных археологов».Еще один упрек автора, демонстрирующий его же некомпетентность, — вопрос научной экспертизы и разрешений на проведение работ. Автор «переживает» — где были государственные власти? Хотя понятно, что без соответствующих государственных решений и разрешений экспедиция была бы невозможна. Почти год специалисты Института археологии НАН Украины проводили подготовительную работу. Необходимо подчеркнуть, что экспедицию организовывали по особому поручению президента Украины. В связи с этим было выдано также девять поручений Кабинета министров Украины. За год подготовительной работы и согласования действий получено около 50 разрешений, согласительных виз и утвердительных резолюций. Экспедиции предшествовали открытое письмо Института археологии Национальной академии наук Украины за №021/0812 от 31 января 2006 года и разрешение Министерства культуры и туризма Украины №22-026/06 от 8 февраля 2006 года, представители которого наблюдали в экспедиции за исследованиями. Да и органы, отвечающие за защиту национальной безопасности, не оставались в стороне.Но главное, что привело в негодование С.Зеленко, — участие в изучении черноморских глубин американского исследователя Роберта Балларда (на исследовательском судне «Endeavor»). Не имея возможности обвинить коллегу в непрофессионализме, С.Зеленко обвиняет его в геологическом шпионаже и намекает на скандалы, которые якобы сопровождали Р.Балларда в Болгарии и Турции. Однако нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что С.Зеленко, приводя в статье длинные цитаты из разных источников, касающиеся так называемых скандалов вокруг Р.Балларда, ограничился лишь упоминаниями о местной прессе, а также замечанием, что «пострадавшие страны старались не афишировать свои ошибки». Возможно, потому и не старались, что их не было. Кстати, в этом году, еще перед совместной украинско-американской черноморской экспедицией, Р.Баллард по заказу правительства Греции проводил исследования в акватории Критского моря и в районе острова Санторин. Как видим, все упреки С.Зеленко надуманны. Поэтому любопытно, какие же причины побудили специалиста, который должен «сеять разумное, доброе, вечное» среди студентов, совершить столь непорядочный поступок. Как можно понять из упомянутой статьи, больше всего ее автора волнует, «кто первым доберется до богатств этой подводной «Трои» ХХІ века и увековечит свое имя, как Генрих Шлиман». Но неужели на пути к славе Шлимана успехи других исследователей колют С.Зеленко глаза так, что из коллег они превращаются для него в нежелательных конкурентов, которых он так грубо «мочит»! Очевидно, не только зависть двигала искателем подводной «Трои». Сегодня в Украине определенные силы нагнетают антинатовскую, антиамериканскую истерию. Наиболее характерными ее проявлениями стали события в Феодосии. Так что, вероятно, и С.Зеленко своей статьей решил подбросить дров в это опасное пламя. Неслучайно она появилась через месяц после завершения экспедиции, как раз в то время, когда феодосийские события еще на слуху. И интересно было бы знать, какое такое мнение «большинства ученых-археологов стран бассейна Черного моря и их европейских коллег совпадает» и какие это «ученые Украины и России, работающие по различным научным программам изучения Черного моря», узнают об экспедициях лишь из газетных публикаций? Не из того ли они лагеря, что и организаторы феодосийских «перформансов»?

 
« Пред.   След. »
© 2017 Московский Подводно-Археологический Клуб
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.