Московский Подводно-Археологический Клуб
Главное меню
Главная страница
Законодательство
Фотогалерея
English version
Обратная связь
Помощь проекту
Экспедиции
Библиотека
Литература
Наука
Публицистика
Самиздат
Журнал "Вопросы подводной археологии"
Последние новости
Популярное
Анищенко Евгений. Кодъякъ Печать

                            Журнал «Октопус» № 2/2006

    Русская Америка, Клондайк, иглу, ледники и вулканы - в длинном ряду ассоциаций, приходящих на ум при упоминании Аляски, дайвинг, как правило, отсутствует. Между тем по красоте и богатству подводного мира 49-й америка­нский штат не уступает знаменитым дайвинговым местам. Сама история Аляски, протяженность береговой полосы которой составляет половину всего побережья США, неразрывно связана с морем. Именно в его глубинах, как полагают многие ученые, скрываются первые американские стоянки древних людей, мигрировавших из Евразии по перешейку, соединяющему два мате­рика около пятнадцати тысяч лет назад. Да и в менее отдаленном прошлом почти все основные события в судьбе полуострова прокладывали свой курс в анналы истории сквозь волны и соленые туманы...

        После второй экспедиции Беринга, окончившейся в 1743 году, сотни российских промышленников устремились к изобилующим морскими выд­рами берегам Аляски в надежде на быструю наживу. Суровые погодные усло­вия, малоизученные берега и не всегда доброжелательное отношение мест­ных жителей оказались непреодолимыми препятствиями для многих искателей удачи. Около четверти всех российских кораблей, принявших участие в постепенном освоении русской Америки, нашли свое последнее пристанище в водах Берингова моря и северного Тихого океана. Сведения о богатстве морских ресурсов Аляски быстро распространились по Европе и Америке, и к середине XIX века в регионе курсировали китобойные, торговые и военные суда многих наций, пополняя время от времени списки затонувших кораблей. Новая волна авантюристов устремилась на Аляску уже после ее продажи Америке, когда в 1897 году была обнаружена первая золотая жила Клондай­ка. Поток желающих отплыть на Клондайк был так велик, что на западном американском побережье не хватало кораблей для их транспортировки. В дело пошли видавшие виды дереликты, многие из которых и по сей день явля­ются подводными памятниками «золотой лихорадке». Не стал исключением в истории кораблекрушений на Аляске и бурный XX век с его войнами и бумом рыболовной промышленности. По самым скромным подсчетам с середины XVIII века по сегодняшний день на Аляске затонуло более 3000 кораблей. Интерес к кораблекрушениям, зачастую подогреваемый легендами о трюмах, набитых золотыми слитками, был всегда. Первая попытка поиска подводных останков корабля в водах Аляски была предпринята в 1915 году

    Опубликованная в феврале того года в Seattle Daily Times статья сооб­щает о том, что знаменитый подводник русско-немецкого происхождения С.Ф. Стаггер планирует поиски «Невы», затонувшей неподалеку от Ситки в 1813 году с целью отыскания золотых монет, якобы находившихся на ее борту в момент катастрофы. Любопытно, что российское правительство моменталь­но отреагировало на это сообщение, заявив, что все права на «Неву» принад­лежат России. Как и повсюду, по-настоящему популярными подводные погружения на Аляске стали в 70-х годах, с появлением более или менее доступной техники. Многие исторические кораблекрушения, особенно находящиеся поблизости от приморских городов, моментально стали объектами горячего и далеко не нежного интереса любителей подводного собирательства. Мелкие предметы корабельной утвари и оснастки начали свое медленное, но неуклонное пере­селение на каминные полки и подоконники частных домов. Разрушая рэки, эта деятельность принесла, как ни парадоксально, определенные положитель­ные результаты, заставив многих задуматься о будущем подводных культур­ных ресурсов. И государственные организации, и отдельные исследователи начали собирать информацию о документированных кораблекрушениях. В 1992 году благодаря усилиям Майкла Беруэлла была создана база данных кораблекрушений на Аляске, доступная всеобщему вниманию на веб-страни­це Управления минеральных ресурсов Аляски (www.mms.gov/alaska/ref/ships). Примерно в тот же период начались попытки обнаружить «древние», по - аляскинским меркам, корабли русской Америки.

       Помимо уже упомянутой «Невы» особый интерес для потенциально успешного проекта представлял «Кодякъ» - барк Российско-американской компании, затонувший в 1860 году возле острова Кадьяк. Основной причиной этого интереса явилась, пожалуй, красочная история самого кораблекруше­ния. В свое последнее плавание корабль с грузом леса отправился из Ситки. Маршрут состоял из двух пунктов: следовало доставить лес на остров Кадьяк, и, загрузив там лед, отправиться в Сан-Франциско, где золотоискатели, оче­видно предпочитая пить пиво холодным, охотно этот лед скупали. Почти перед самым отходом из Ситки капитан корабля Илларион Архимандритов пообе­щал одной из своих знакомых отслужить в Кадьяке молебен у погребения православного подвижника отца Германа, впоследствии канонизированного как св. Герман Аляскинский, но обещание свое не сдер­жал. Именно это, по мнению многих его современников, и явилось истинной причиной катастрофы: средь бела дня в хорошую погоду и едва покинув порт, судно задело под­водный риф. В пробитый корпус хлынула вода, и судно моментально легло на бок. Команда и капитан покинули корабль на шлюпках, однако судно, поддерживаемое на плаву грузом льда, затонуло не сразу. Три дня носило его по волнам, пока наконец не прибило в Иконную бухту острова Лесного, где оно погрузилось под воду, оставив над поверхностью крестообразный верх главной мачты. Примечательно то, что именно в этой бухте при жизни и обитал Герман Аляскинский, так что корабль как бы выполнил вопреки воле капитана его обещание.

    На протяжении полутора веков эта легенда вол­новала воображение местных жителей. Вдобавок к ней место кораблекрушения «Кодяка» было исключительно подробно документировано: во искупление его ошибки Иллариону Архимандритову было поручено составить карту побережья Лесного острова, в процессе работы над которой он снял пеленги мачты. Сочетание этой информации и легенд, связанных с кораблем, вдохнови­ли морского биолога кадьякской рыболовецкой станции Брэда Стивенса на долгий и, в конце концов, успешный поиск «Кодяка». Сопоставив пеленги Архимандритова с современным ландшафтом бухты, Стивене определил поисковый квадрат и возглавил группу подводников-лю­бителей и ныряльщиков рыболовецкой станции Кадьяка, которая летом 2003 года отправилась к Иконной бухте. 

     Команда прошла по поисковому квадрату с магнитомет­ром, а затем приступила к погружениям на зарегистриро­ванных целях. Глубина на этом участке бухты варьирова­лась от 22 до 30 метров. Спустя 40 минут после начала погружения первая группа вернулась ни с чем. Несколько минут спустя всплыла вторая пара ныряльщиков. В руках одного из них был маленький фрагмент тонкой медной пластины - впервые за полтора столетия маленькая частичка «Кодяка» показалась над поверхностью воды. Воодушевленные участники экспедиции совершили еще одно погружение, обнаружив на этот раз две корабель­ные пушки, два якоря и ряд неопознанных металлических деталей. Новость об обнаружении самого древнего из изве­стных на сегодняшний день кораблей Аляски около неде­ли путешествовала по первым полосам газет - не только из-за важности находки, но и в результате моментально возникшего конфликта.

      Вопреки предварительной догово­ренности, что в случае успеха поиска дальнейшие работы будут проводиться группой профессиональных подвод­ных археологов, два участника первой экспедиции реши­ли заявить свои права на «Кодякъ», умыкнув с кораблек­рушения пару гвоздей. Дело в том, что по американским законам возможно частное обладание затонувшим суд­ном. Для выдвижения подобных требований достаточно обладания любым предметом с места кораблекрушения и знания его точных координат.  Правда, успех такого судебного разбирательства предсказать трудно, но сам процесс может надолго затянуть планируемые работы. По счастью, в случае «Кодяка» дело до суда не дошло: вразумленные умыкатели вернули артефакты.

Почти год ушел на подготовку к первому подвод-но-археологическому проекту на Аляске. Основная часть этого времени ушла на поиски средств. Финансовая поддержка National Office of Oceanic and Atmospheric Administration и National Science Foundation решили судь­бу проекта, и в июле 2004 года все участники команды, состоявшей из руководителей проекта Френка Кантеласа и Тимоти Раньона из университета Восточной Каролины, археолога Девида МакМахена, подводных археологов Танэ Касерли, Джейсона Роджерса, Евгении Анищенко и инструктора по безопасности Стивена Селерса, встрети­лись в Кадьяке. В следующие две недели нам предстояло составить карту кораблекрушения и по возможности уста­новить действительно ли это останки «Кодяка». С учетом того, что работая «на воздухе» на глубине 30 метров при температуре воды от +5 до +7 градусов Цельсия, каждый из нас мог совершать только два 30-40-минутных погруже­ния в день, объем работ был немалым.

Одним из самых первых и приятных открытий при более подробном исследовании кораблекрушения стал тот факт, что, помимо металлических деталей, сохрани­лись и деревянные. Под слоем песка были обнаружены фрагменты килсона и корабельных рам с наружной обшивкой. Шторма и землетрясения нарушили первона­чальную целостность корабля, превратив его в филеоб-разную версию самого себя, и разбросав его части на участке площадью около 200 м2, но даже в таком виде затонувший корабль стал источником многих интересных находок. На третий день проекта один из подводников обратил внимание на небольшой цилиндр, свободно лежащий в стороне от килсона. На очищенном от песка основании цилиндра отчетливо проступала надпись на кириллице: «Кодякъ». Служивший, по-видимому, частью корабельного руля артефакт рассеял последние сомнения по поводу идентификации корабля! Замеры, доку­ментация и анализ других фрагментов кораблекрушения подтвердили, что это - останки парусного судна середи­ны XIX века. Однако с моей точки зрения самым важным результатом проекта явилось твердое знание, что поиски исторических кораблекрушений имеют смысл. Несмотря на суровые природные условия, останки многих кораблей ждут своих исследователей в холодных глубинах Аляски, чтобы рассказать о событиях вековой давности.

Для большинства аляскинских подводников - как профессионалов, так и любителей, подводная Аляска притягательна не только своими рэками. Богатство мест­ной подводной флоры и фауны не может оставить равно­душным никого. В холодных водах Тихого океана и моря Беринга обитает более 450 видов рыб, 25 видов морских млекопитающих, редкие виды кораллов и более 50 видов морских птиц. Последние, кстати, являются особой кате­горией местных историй среди нырял. Некоторые виды птиц на Аляске ныряют за рыбой на глубину до 60 мет­ров, и столкновение с представителем пернатых над и под водой меня лично впечатлило гораздо больше, чем погружения с акулами. Морские львы и котики - также не редкие (и не всегда безопасные) попутчики в аляс­кинских подводных прогулках. Морские биологи, давно оценившие преимущества наблюдения за объектами их исследований в естественной среде, являются, пожа­луй, авангардом профессиональных подводников Аляски. Любопытно, что и археологи, и биологи свои «полевые» подводные работы предпочитают вести зимой -темпера­тура воды лишь незначительно холоднее, чем летом, зато видимость благодаря отсутствию микрофлоры гораздо выше.

    Затонувшие корабли, кристально-чистая вода, кра­сота и разнообразие подводного мира, природные усло­вия, позволяющие совершать погружения разной степени сложности, - для тех, кого не пугает температура воды, Аляска полна профессиональных перспектив и захваты­вающих подводных приключений

 
« Пред.   След. »
© 2017 Московский Подводно-Археологический Клуб
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.