Московский Подводно-Археологический Клуб
Главное меню
Главная страница
Законодательство
Фотогалерея
English version
Обратная связь
Помощь проекту
Экспедиции
Библиотека
Литература
Наука
Публицистика
Самиздат
Журнал "Вопросы подводной археологии"
Последние новости
Популярное
Дробышевский Ю.Г. Остатки античного порта у берегов острова Дия (Греция) Печать

    В июне 2002 г. удалось посетить остров Крит и в течение двух недель жить там, осматривая и изучая различные достопримечательности. Некоторые из маршрутов исследований проходили по тем местам, где в 70-е гг. проводил подводные изыскания Жак-Ив Кусто. Последним, в соавторстве с Ивом Пакале, была написана книга «В поисках Атлантиды», которая повествует об археологических экспедициях команды «Калипсо» в районе острова Крит. Наиболее полные и интересные исследования французскими океанологами были проведены в бухтах острова Дия, который лежит в море в 12 км на север от Крита. Ими были открыты остатки античного порта, целиком ушедшего под воду. Мне удалось посетить остров Дия и найти именно то место, где Жак-Ив Кусто организовывал подводные археологические работы. 

     Говоря об исследованиях в районе острова Крит, необходимо кратко затронуть историю самого центра крито-минойской цивилизации. На сегодняшний день история Крита - это, прежде всего, история его дворцов. Наиболее крупные - это Кносс, Фестосс и Малия. Предположительно именно Кносс являлся столицей острова. Древнейшая история Крита имеет следующую хронологию: 

Эпоха неолита (5700 - 2800 гг. до н.э.)

Эпоха бронзы (2800 - 1100 гг. до н.э.)

            а. Дворцовый период (2800 - 1900 гг.)

            б. Период Старых дворцов (1900 - 1700 гг.)

            в. Период Новых дворцов (1700 - 1400 гг.)

            г. Последворцовый период (1400 - 1100 гг.)

Эпоха железа (1100 - 67 гг. до н.э.)

 

Цивилизация Крита имела ряд особенностей, отличающих её от иных. Прежде всего, это была морская цивилизация. Уже само по себе возникновение на острове высокоразвитой, самостоятельной культуры является удивительным, поскольку все иные цивилизации были материковыми. В этом случае море не стало непреодолимой преградой, а наоборот - связующим мостом. К особенностям крито-минойской культуры следует отнести то, что центрами её развития были дворцы - многоэтажные сооружения, со множеством помещений. Дворцы не имели крепостных стен. Их функцию выполняли море и флот. Критяне имели письменность. Их этническая принадлежность и язык, на котором они говорили, не установлены до сих пор.

      В период с 2800 по 1400 гг. до н.э. культура Крита поэтапно развивается, достигая своего пика к XV в. до н. э. Но в XV в. происходит что-то непонятное. Дворцы подвергаются разрушению. Сменяется этнический состав населения острова. На Крит приходят греки. При письме используются древние символы критского письма А, но тексты составляются уже на древнегреческом и таким образом создаётся критское письмо Б. Именно греческая фонетика письма дала возможность расшифровать критское письмо Б. Но древнейшее критское письмо А до сих пор не расшифровано.

      Исследователи предполагают, что древнейшая дворцовая культура Крита была уничтожена природной катастрофой - извержением вулкана Санторини. Этот вулкан находится в 130 км на север от Крита. В XV в. до н.э. произошло его извержение огромной мощности. От землетрясения образовалась гигантская волна - цунами, которая нанесла существенные разрушения северному 

image002побережью Крита. Но это было только начало катастрофы. По гипотезам, дальнейшее извержение развивалось следующим образом: вулкан выбросил в воздух огромное количество магмы. После этого внутри его жерла образовалась пустота. Склоны вулкана не выдержали и обвалились внутрь под собственной тяжестью. В обвалы же хлынула морская вода. Она попадала прямо на раскалённую лаву. Огромные объёмы воды мгновенно превращались в пар, давление которого росло с огромной скоростью. Остров Санторини взорвался, как паровой котёл. От этого взрыва произошли колебания земной поверхности и её местное опускание. Но самым страшным было образование новой волны цунами, которая превосходила первую своими размерами и мощью. Это волна окончательно уничтожила и весь минойский флот, и постройки на острове, и часть населения Крита и Кикладских островов. Крито-минойская цивилизация понесла такой урон, что не смогла в дальнейшем оправиться от него. А Крит через некоторое время был заселён греками с материка. 

     Именно это историческое событие возможно и послужило основой для создания легенды об Атлантиде - об острове с высокой цивилизацией, который был поглощён морем и ушёл на дно. Задачей моих исследований было увидеть остатки античного порта, который ушёл под воду в глубокой древности у берегов острова Диа. Я хотел прикоснуться к остаткам Атлантиды. Сам путь к Дии был полон проблем. Несмотря на то, что остров лежит всего лишь в 12 км в море от Ираклеона - крупнейшего города-порта Крита, было тяжело найти корабль, который регулярно ходил бы к Дии. После долгих поисков судна, удалось попасть в группу туристов, которые отправлялись к Дии на старом советском речном пароходе, купленном греками в Киеве.  Для Крита характерен очень сильный северный ветер. Его ещё называют мельтем. День моего путешествия не стал исключением для этого ветра. Но благодаря ему же на побережье Крита не так изнурительна летняя жара. Как только пароходик вышел из-за длиннющего мола порта Ираклеона, тут же на него обрушились довольно большие волны, гонимые мельтемом. Весь корпус корабля дрожал при каждом их ударе в борт. Капитан старался вести судно навстречу ветру и волнам, и в тоже время держать курс на остров. К Дии мы подошли в районе бухты Агрелиас - самой восточной из четырёх бухт острова. Горная гряда Дии довольно высокая и она защищает все бухты на южном берегу острова от сильного северного ветра. Поэтому вода в бухтах спокойная и исключительно прозрачная. Такой прозрачной воды я не видел никогда в своей жизни, даже при погружениях на южном и северном берегу Крита. Видимость в воде около берегов Дии составляет 15-20 м. Берега острова скалистые и довольно круто поднимаются из воды. В трёх бухтах нет ни пологих мест, ни небольших пляжиков. Сам остров Дия достаточно мал. Он по своей форме представляет собой кисть руки с пятью пальцами-мысами, которые все обращены на юг - в сторону острова Крит. Между пальцами-мысами расположены четыре бухты: Агрелиас, Месайос, Капари и Сен-Жорж. Северный берег острова Дии лишён каких-либо бухт. Он малоприветлив и скалист. О его камни с шуimage004мом разбиваются волны, гонимые постоянным северным ветром. Укрытий для кораблей там нет вообще.

      Прибыв в бухту Сен-Жорж, корабль пришвартовался к маленькому причалу. Я тут же выгрузился на берег и отправился в то место, где несколько десятков лет назад проводил подводные археологические исследования Жак-Ив Кусто. По его утверждениям, здесь, в бухте острова Дии, удалось найти древний минойский порт, полностью ушедший под воду. Используя карту, составленную Жаком-Ив Кусто, я по суше максимально близко подошёл к месту нахождения античного порта. Одев снаряжение, я спустился в воду по пологому песчаному дну. Но, к моему удивлению, в районе бухты, где согласно карте должен был находиться затопленный порт, я не увидел ни одного сооружения, которое могло бы быть создано человеческими руками. Скалистое дно вдоль берега чередовалось с песчаным. Я начал сомневаться в достоверности сведений, полученных Ж.-И. Кусто о том, что здесь когда-то находился порт. Можно было предположить, что его экспедиция приняла за остатки античного мола и пристани природные скальные образования, которые громоздились друг на друга, порой создавая весьма причудливые формы. 

      Поражало воображение огромное количество битой керамики на дне. Черепки можно было найти уже на глубине одного метра. Но основная их масса была сосредоточена вдоль берега на глубине около шести метров. Тут были фрагменты сосудов различных эпох - начиная с классической греческой античности и заканчивая поздним средневековьем. Часто встречались довольно значительные части кувшинов или амфор, дающие возможность представить, как изначально выглядел сосуд целиком. Проплавав в воде более часа, я вылез на берег. В этот раз мне не удалось обнаружить погрузившийся на морское дно древний порт. Но это небольшое разочарование с лихвой компенсировал восторг от множества увиденных археологических предметов и от красоты подводного мира бухты Сен-Жорж. В следующее погружение я предполагал исследовать район бухты южнее от того места, где уже побывал. Опустившись в воду, я направился вдоль берега, в сторону выхода из бухты. На дне было много осколков керамики. Но чуть меньше, чем я видел при первом погружении. Проплыв метров 50, вдруг, я перед собой увидел именно то, о чём писал Жак-Ив Кусто. На дне находилось сооружение из камней. К его созданию явно когда-то приложил руку человек. И именно это сооружение и являлось остатками затопленного древнего порта. Далее слово Жаку-Ив Кусто: «Мы медленно плывём над подводным выступом и понимаем, что это не природное образование. Каково же назначение этой огромной искусственной насыпи, находящейся всего в пяти метрах от водной поверхности и возвышающейся над дном бухты, глубина которой достигает 20 метров? В определённую историческую эпоху, когда уровень Средиземного моря (как, впрочем, и других морей) был примерно на пять метров ниже, чем современный уровень океана, это сооружение выступало над водой. Разве не в этом разгадка его роли?

image006      Насыпь в основном состоит из обычных камней, но кое-где торчат огранённые прямоугольные блоки, присутствие которых на таком отдалении от побережья необъяснимо. Мы с Бернаром Делемоттом внимательно изучаем стенку сооружения, затем на несколько мгновений зависаем над широкой бороздой, проходящей по его вершине. К нам присоединяется Альбер Фалько и Иван Джаколетто. Когда мы добираемся до широкой платформы, которая связывает сооружение с береговой структурой, всё становится ясным. ... Мы стоим на большом закруглённом молу крупного порта. Мы совершаем прогулку по громадному торговому центру античного мира! Справа от нас стоит вытащенный из воды корабль, его наклонили с помощью растяжек, укреплённых на рангоутном дереве, и плотники заделывают пробоины в корпусе. Ну конечно, его вытянули по этой У-образной борозде, которая является в действительности стапелями верфи ...»

       Я постарался полностью осмотреть это сооружение. Сверху этот мол имеет довольно большую площадку, более менее ровную. На эту площадку выходит У-образная борозда. Начало У-образной борозды находится на одном из склонов и расположено гораздо ниже площадки. Сначала она прослеживается чётко. Но чем ближе к берегу, тем менее заметной становиться эта борозда.

Склоны мола круто уходят на глубину. Но у основания сооружения видно, что склоны мола уже плавно переходят в горизонтальное морское дно. Резкой границы нет. Сперва я немного удивился тому, что этот мол до сих пор не разрушился под ударами морских волн на протяжении последних трёх с половиной тысяч лет. На глубине всего лишь нескольких метров их действие всё ещё имеет значительную разрушительную силу, особенно в шторм. Камни, составляющие это сооружение не были уж такими большими, чтобы их нельзя было передвинуть. А учитывая то, что при его строительстве вряд ли использовался скрепляющий раствор, то я вообще не мог понять как этот мол со временем не оплыл и до сих пор сохраняет вертикальность своих стенок. Чтобы выяснить все возникшие вопросы, я снова нырнул и попробовал сдвинуть совсем небольшой камень, размером с футбольный мяч. Не тут-то было! Я ничего не смог с ним сделать. Мне не удалось даже его оторвать от других камней, как бы я ни старался. Оказывается, особенность Эгейского моря заключается в том, что предметы, попавшие на его дно, очень быстро покрываются известковыми осадками. И именно осадок является скрепляющим раствором. Эта известь соединяет предметы друг с другом крепче, чем любой цемент. В Чёрном море предметы в морской воде тоже известкуются, но не с той же скоростью и не в том же объёме, что в Эгейском. Камни античного мола на протяжении сотен лет сизвестковались между собой так, что стали единым монолитом. И чтобы отломить даже маленький кусочек этого монолита, надо приложить весьма значительные усилия. Этот факт и объясняет то, что на протяжении тысячелетий античный мол не утратил свою первоначальную форму.

image008       Прибрежная часть дна бухты Сен-Жорж практически сплошь завалена фрагментами керамики. Как правило, большинство керамики относится к средним векам. Многие черепки сосудов византийских времён. Но встречаются и куски античных амфор. Ж.-И. Кусто писал, что они прошли достаточно толстый слой донного грунта, прежде чем стали попадаться фрагменты минойской керамики, относящейся к XV-XVII вв. до н.э. Однако, предметы ранней античности возможно найти и на поверхности теперешнего дна, но, к сожалению, они вряд ли будут целыми. На последней фотографии в самом низу, посередине можно увидеть конус ножки античной амфоры. Античная керамика в ряде случаев просто перемешана на поверхности со средневековой. Остров Дия - это то место, где работы хватит ещё для многих поколений археологов.

 

     Есть сведения, что в западной части бухты Сен-Жорж под водой находятся остатки циклопической стены. Я не нырял в этой части бухты и не видел их. Однако, вполне можно предположить, что портовые сооружения состояли не только из мола и пристани, но и из различных зданий. Увидев на дне осколок кувшина, который наполовину был зарыт в песке и торчал только венчик горлышка, я нырнул, чтобы сфотографировать его среди морских водорослей и рыбок. Сделав фотографию я, внезапно почувствовал, что на меня кто-то смотрит. Причём смотрит внимательно и настороженно, и всё это происходит на глубине шести метров. Я чуть повернул голову и увидел два глаза, торчавшие над дном и пристально наблюдавшие за мной. Это был осьминог! Осьминог смотрел на меня из своего убежища среди камней. Чуть высунувшись из-за камня, он прилепил к своим щупальцам осколок амфоры и накрывался им сверху, как зонтиком. Я был потрясён. Это была моя первая встреча с осьминогом. Мне очень хотелось сфотографировать его в движении, во время полёта в толще морской воды. Я сфотографировал его несколько раз в его убежище. Было достаточно темно и сработала вспышка фотоаппарата. Боясь трогать осьминога рукой, я тихонько отодвинул камень и попытался отлепить от присосок черепок амфоры, которым он защищался от меня. Но этим мне не удалось выманить его из убежища и заставить немного проплыть. Удовлетворившись снимками осьминога в его домике, я поплыл дальше - исследовать бухту Сен-Жорж. На обратном пути я уже не нашёл осьминога в его убежище. Видимо, решив не испытывать судьбу, он уплыл в другое место.

     Мне до сих пор стыдно перед осьминогом, за своё поведение праздного туриста. Он видел, как какое-то большое существо приплыло с поверхности, копалось возле его убежища, потом разрушило его домик, испугало двумя яркими вспышками фотоаппарата и попыталось отобрать осколок амфоры, которым он защищался от этого существа. Я долго буду помнить большие испуганные детские глаза осьминога, который фактически беззащитен перед человеком. Абсолютно правильно, что греческое правительство в районе острова Дия сделало официальный заповедник, как археологический, так и экологический Назад на Крит корабль отправлялся в 16 часов. У меня ещё оставалось время, чтобы расправиться с весьма сытным обедом, входящим в комплекс экскурсионных услуг. После чего я прогулялся по острову. Диа похожа на громадный камень, брошенный в море. Везде на поверхность земли выступают скалистые лавовые образования, между которыми находится красная глина. На этой глине растут невысокие колючки. Деревьев почти нет.

     Я практически нигде не видел культурного слоя. Керамики также видно не было. Она попадалась только в прибрежной полосе суши. Я, к сожалению, обошёл далеко не весь остров, а всего лишь его незначительную часть. Но, несмотря на унылый пейзаж Дии, многие исследователи говорят о том, что в античные времена на острове существовал крупный центр торговли. Ж.-И. Кусто пишет, что на одной из вершин горной гряды острова их экспедицией было найдено много керамики. Видимо там было античное поселение. Есть предположение, что Диа являлась своеобразным перевалочным пунктом торговой системы древнего Крита. Корабли, пришедшие с товарами, возможно, не подходили к берегу Крита в районе Кносса. Они заходили за остров Диа - прячась от сильного северного ветра в тихих бухтах. В бухтах Дии они разгружались и забирали товары. А потом, в тихую погоду, грузы с острова Диа перевозились на Крит в небольших лодках. Такая схема разгрузки кораблей существовала ещё в начале двадцатого века. Обусловлено это было всё тем же - мельтемом - северным ветром. Если суда подходили непосредственно к северному берегу Крита, то всегда существовал риск того, что их может сорвать с якорей и бросить на берег. Только в этом столетии грекам удалось возвести громадный мол, защищающий порт Ираклеона от северного ветра и морских волн. В древние времена функцию защиты от ветра и волн выполнял остров Диа, одновременно с этим являясь портом и центром торговли. Поскольку на острове Диа действительно был порт, то обязательно должны были быть дома и хозяйственные постройки. А возможно и крупный минойский город. Это место полно загадок, которые ждут своего первооткрывателя.

 
« Пред.   След. »
© 2017 Московский Подводно-Археологический Клуб
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.