Московский Подводно-Археологический Клуб
Главное меню
Главная страница
Законодательство
Фотогалерея
English version
Обратная связь
Помощь проекту
Экспедиции
Библиотека
Литература
Наука
Публицистика
Самиздат
Журнал "Вопросы подводной археологии"
Последние новости
Популярное
Зинько В.Н., Шамрай А.Н. Подводные археологические наблюдения и разведки у горы Опук Печать

Сборник Археологического центра г. Керчь, 2008.

Тема локализации археологических памятников, исчезнувших в результате изменения географической среды, неоднократно поднималась на протяжении всего периода развития археологической науки Северного Причерноморья. Но, как показано в работах М. Агбунова (Агбунов, 1984;1987), за этапом выдвижения, зачастую взаимоисключающих, гипотез должен следовать период практических комплексных поисков самих памятников. Попытки использовать ранее высказанные на эту тему предположения без практического их подтверждения приводят к тому, что, казалось бы, давно прошедшие научные споры, повторяются снова и заканчиваются, в лучшем случае, выдвижением новых гипотез, или повторением уже известных. В частности, это касается и такого античного навигационного памятника как корабельная стоянка у европейского Киммерика (Никонов, 1998; Горлов, Поротов, Столярова, 05; Шамрай, 08). Положение вопроса усугубляется тем, что до настоящего времени, в научном обороте отсутствуют какие-либо публикации, относящиеся к изучению названной категории памятников в той части Чёрного моря, где некогда располагался античный город. Объясняется это, отчасти, тем, что данный район черноморской акватории вместе с прибрежной территорией до 90-х гг. прошлого столетия был полигоном ВМФ СССР и, безусловно, являлся закрытым. Но отдельным группам аквалангистов все-таки удавалось побывать в этих местах. С пользой для будущих подводных изысканий мы хотели бы познакомить читателей с некоторыми результатами подводных краеведческих наблюдений и археологических разведок в у горы Опук.

           Гора Опук находится на южном берегу Керченского полуострова, на расстоянии 50 км к юго-западу от г. Керчи. Она представляет собой обширное известняковое плато, которое вытянуто вдоль берега на 3 километра и приподнято над уровнем моря на 184 м. Южный склон горы выдвинут широким мысом к югу в сторону моря. Этот мыс носит одноимённое с горой название. На расстоянии 4,8 км от самого мыса к юго-западу расположен остров Элькен-Кая.. Собственно остров – это четыре обособленных небольших скальных массива, которые в современной лоции именуются как группа Скал Корабль Камень.

           Подводные краеведческие наблюдения у Скал Корабль Камень. Как уникальные для Чёрного моря природные объекты, одиночные и удалённые от берега скалы, безусловно, опасные для современного и древнего мореходства, всегда привлекали внимание искателей подводных приключений. Первыми аквалангистами, побывавшими у острова Корабль-Камень, были сборщики раковин «Рапаны» из группы ялтинца Ю. Данилевского (Случанко, 1977, с. 4). Из сообщений газеты «Водный транспорт» известно, что группа работала под водой в течение 11- и лет с 1966 по 1977 гг. Начав свою деятельность в районе г. Ялты, они год за годом продвигались в сторону г. Керчи. Можно предполагать, что в акватории горы Опук группа побывала в середине семидесятых годов. У острова, с его юго-западной стороны, аквалангисты обнаружили «кладбище якорей». Среди них были античные (как каменные, так и свинцовые), множество средневековых железных якорей, а также самые современные якоря. Некоторые элементы древних якорей были подняты и на протяжении многих лет демонстрировались отдыхающим у дома руководителя группы в г. Ялта.

             В 1981 г. одному из авторов данной статьи стало известно о деятельности аквалангистов ленинградского клуба «Поиск» (председатель В. Каштанов), которые на гидрографическом судне воинской части г. Керчи, проводили совместные мероприятия с военными гидрографами. Осмотривая дно моря в 350 м к югу от скал, на месте установки светящегося буя Эльчан-Коя, они обнаружили поля обломков амфор, конгломератную форму железного якоря и свинцовый шток деревянного античного якоря с коробчатой рамой посередине. Вес последнего составлял около 30 кг. Предмет был вывезен в г. Ленинград и демонстрировался в музее клуба. [i]

           Очередное «проникновение» в запретную зону было осуществлено в 1987 г. группой керченских аквалангистов, которые входили в состав БПАО и занимались исследованиями Акры у села Заветное.[ii] По плану совместных мероприятий с пограничниками, в течение четырёх дней, небольшое судно экспедиции СМБ «Искатель» совершало многочасовые переходы к острову у горы Опук, а затем назад к причалу у села Заветное. [iii] Осмотры подводных склонов острова и прилегающих к ним участков морского дна велись в основном по его северной стороне.

           В 100 м к востоку от большой скалы - «колоны» на глубине 13 – 14 м обнаружены конгломератные формы двух разнотипных якорей, лежащих рядом. Один из них дугообразный Рис. 4.2, другой вилообразный Рис. 4.4. Несколько южней от этой пары якорей, на склоне скалы, где глубина составляет 8 – 10 м, найден якорь тауобразного типа. Якорям сопутствовала керамика средневекового времени. В основном это были крупные обломки пифосов - горловины с массивными венцами и вдавлинами по налепному валику (XIIXIII вв.) – 4 экз. К тому же времени относилась и одна горловина амфоры с высоко поднятыми над корпусом (дуговидными) ручками. Здесь же были найдены и плоские донья кувшинов узкой вытянутой формы – 2 экз., возможно, салтовского типа (IXX вв.).

          Большое количество железных якорей вилообразного типа открыто на северном склоне острова в 100 – 120 метрах к северу от крайней северо-западной скалы. Якоря располагались на склоне острова среди нагромождений подводных скал полосой с юга на север четырьмя группами.

          Первая группа состояла из пары вилообразных якорей, лежащих в разные стороны друг от друга, на глубине 6,5 – 7 м . Один из якорей имел размеры по веретену 1,6 м, по рогам 1,1 м и угол отгиба рогов назад - вниз 110 о. Другой был несколько меньших размеров – 1,2 м на 0,8 м с углом отгиба рогов 120 о.

          Вторая группа, условно названная «свалкой якорей», располагалась в 5 – 6 м к северу от первой. В неё входили 15 вилообразных и два тауобразных якоря, они залегали на каменистом дне в пределах небольшой округлой площадки диаметром около 30 м, окружённой со всех сторон скалами, где глубина составляла 7 м . Среди вилообразных якорей имелись два образца размером 1,8 – 1,9 м по веретену и 1 – 1,5 м по рогам, но преобладали якоря небольших габаритов 1,4 на 0,9 м. Восемь экземпляров якорей данного типа имели угол отгиба рогов 110 о, а семь – 120 о. Один из тауобразных якорей этой группы имел длину веретена 1,8 м и обломанные рога, другой – 1 м по веретену, и 0,8 м по рогам. Многие из якорей данной группы лежали на дне парно один на другом, а некоторые в сцепленном состоянии. У одной из таких пар, под рогом нижнего якоря отмечен обломок плоскодонной амфоры или кувшина салтовского типа. Других сопутствующих предметов здесь не найдено.

            Третья группа располагалась через скалу в 10 м к северу от второй на глубине 7 – 7,5 м. Она состояла из 5 вилообразных якорей и одного дугообразного якоря. Два вилообразных якоря данной группы имели размеры 1,5 м на 1 - 1,1 м и отгиб рогов 120 о , остальные якоря были 1,4 м на 0,9 м, два их них имели отгиб рогов 100 о. Дугообразный якорь имел длину веретена 1,9 м, развал рогов 1 м, а высоту отгиба рогов от мышки вверх 0,3 м. На незначительном расстоянии от этой группы к западу по склону скалы обнаружен каменный шток сегментовидной формы от деревянного якоря архаического времени (Gianfrotta, Pomey, 1980, с. 304). Шток имел длину 0,8 м и наибольшую высоту плеча у центрального прямоугольного перехвата 0,15 м. Несколько северо-западней от штока у основания скалы найден каменный якорь «кольцо». Внешний диаметр якоря около 0,8 м, а внутренний 0,5 м. На якоре имелось заглаженное углубление для крепления каната. Возможно, якоря такой формы производились на острове Крит в VIII в. до н.э.(Schmidt, 1982, с.10).

            Четвёртая группа, состоящая из пары вилообразных якорей, располагалась в 30 м к северу от предыдущей группы, на глубине 8 м. Оба якоря почти одинаковых размеров – 1,4 м по веретену, и 0,8 – 0,9 м по рогам, с отгибом последних на 110 о. Подводные осмотры западного склона острова по азимуту 210 о от крайней западной скалы, позволили выявить ещё два вилообразных железных якоря, залегавших на глубине 14 м и два тауобразных якоря. Последние находились неподалёку от предыдущей пары - один из них в 8 м к югу, другой у северного основания скалы на глубине 15 м. Конгломератная форма первого якоря была сцементирована с подстилающим песчано-каменистым грунтом. Второй залегал в плоскости рогов в расщелине скалы.

         Всего по северной акватории острова в 1987 г. был обнаружен 31 железный якорь.[iv] Среди них  два якоря с дугообразными рогами, которые можно предварительно датировать III вв. н. э. [v] (Kapitan,1984: Р. 43. Fig. 8В). Пять тауобразных якорей относятся к римско-византийскому периоду раннего средневековья - IVVII вв. (Jonchtray, 1977: 7f.; Wachsmann, Raveh, 1980: 260f.; Bass/van Doorninck, 1982: 121 – 140). Якоря вилообразной формы находили применение в византийско-арабский период средневековья - VIIIXII вв. (van Doorninck, 1982: 9f; Kazianes,1990: Fig. 9a).

          Совокупность обнаруженных под водой материалов показывает, что с северной стороны острова существовали древние корабельные (якорные) стоянки. В доколониальное время и архаический период освоения берегов Боспора здесь бросали якоря небольшие суда только в редких случаях. Такой же, очевидно, была посещаемость этого места и в римско-византийский период времени. Картина совершенно изменилась в византийско-арабский период средневековья, это место по каким-то причинам стало привлекать мореплавателей. «Роза ветров», определивших положения якорей на грунте свидетельствует о том, что 40% из них оставлены на дне при воздействии ветров юго-западных румбов, 30% - юго-восточных, 20% - северо-западных, и всего 10% - северо-восточных.[vi] На основании этих показателей можно предположить, что в период средневековья с северной стороны острова функционировала корабельная стоянка, предназначенная для ожидания попутных ветров в сторону г. Кархе (Керчи), и в обратном направлении – в сторону г. Каффы (Феодосии). В навигационном отношении это мог быть географический ориентир, где парусные суда меняли направление курса.

         Как было показано выше, краеведческие источники свидетельствуют о существовании корабельной стоянки и с юго-западной стороны острова, но здесь она, по всей видимости, больше использовались в античное время. Данную особенность, необходимо будет подтвердить или опровергнуть при будущих подводных исследованиях.

         Подводные разведки у юго-западного побережья горы Опук.  Разведки под водой, в акватории моря непосредственно примыкающей к остаткам городища в юго-западной части горы, проведены в 1991 г. отрядом аквалангистов, постоянно действующей комплексной охранной экспедицией КГИКЗ (Зинько, 1991). Здесь, в полосе глубин от 0 до 4,5 м, наблюдались обширные развалы камней, многие из которых имели подквадратные формы или носили следы обработки. Кроме того, в этих развалах отмечено множество привозных базальтовых пород, в том числе валуны окатанного и колотого диорита преимущественно зеленоватых оттенков. По изобате глубин в 4 м часто встречались узкие прямоугольные блоки известняка длиной не менее 0,8 м и обломки средневековой керамики. Там же обнаружены: часть прямоугольного известнякового тарапана, каменная ступа, грузило из песчаника. Все выявленные признаки и археологические предметы, хотя и дают весьма общее представление о разрушенной части памятника, но, тем не менее, однозначно подтверждают факт такого разрушения. Можно предполагать, что участок, затопленный морем вместе с частью побережья закрытого песком косы, когда-то представлял собой нижний прибрежный район Киммерика или средневекового поселения Чепико (см. Венецианскую карту-портолан 1321 г.). Не исключено также, что нижний район города (или поселения) был ещё обширней, о чём, вероятно, свидетельствуют видимые на аэрофотоснимках затемнённые участки морского дна к западу вдоль косы оз. Кояш. Это, очевидно, развалы камней, представляющие собой древние строительные остатки.

          Подводные разведки в одной из восточных бухт горы Опук Рис. 2(бухта А – Б). Как и на предыдущем объекте, разведки проведены тем же отрядом и в том же полевом сезоне. Современная небольшая бухта расположена в северо-восточной части побережья горы Опук, к юго-востоку от центральной цитадели. Бухту с востока прикрывает небольшой мыс. Он имеет продолжение и под водой в виде узкой каменной гряды, которая в южном направлении заканчивается тремя крутыми скалами, стоящими друг за другом. Глубины у основания скал 7 м, на вершинах 1,5 м, 2 м и 0,5 м. В самих скалах, по юго-восточной стороне, на уровне глубин от 4 до 5,5 м отмечаются выбитые волнами глубокие ниши – свидетельство относительно долгого стояния уровня моря на этих «отметках». При более низком уровне моря в разные периоды позднего голоцена, скалы, гряда и берег, очевидно, создавали естественную небольшую мелководную гавань, которая была открыта только юго-западным ветрам. Бухту могли использовать местные жители для лодочной стоянки.   hamrai1

           

В подтверждение этого предположения, на дне бухты, где глубины составляли 5,5 – 6 м, найдены небольшие примитивные якорные камни. Они имели уплощённые формы и заглаженные перехваты по середине на гранях для обвязки их канатами. Якорные камни таких форм и веса, вероятно, применялись на лодках местного населения. На берегу самой бухты в галечных наносах отмечались привозные породы базальтов окатанных «яйцевидных» форм, чёрного и зеленоватого оттенков. Функциональное назначение лодочной стоянки, очевидно, было связанно с источниками питьевой воды, которые располагались в устьях небольших балок, выходящих к бухте. От одного из источников к берегу бухты существовала дорога, отдельные участки которой были вымощены известняковым галечником. Следы обустройства дороги видны в срезе берегового обрыва на глубине от 0,5 м до 1,5 м от дневной поверхности. Галечная отмостка уложена на линзовидную подсыпку из песка и мелкого щебня с включениями битой керамики. При закладке шурфа на глубину 0,6 м у иссякшего восточного источника были обнаружены обломки сосудов нового, средневекового и античного времени. Наиболее ранним и хорошо датированным фрагментом являлась ручка синопской амфоры с клеймом II в. до н.э.

         Изложенные выше, весьма общие, результаты наблюдений и разведок у горы Опук показывают, что в прилегающей к горе акватории моря имеются разнообразные типы подводных археологически памятников, изучение которых необходимо продолжить на основе комплексного подхода.

 

Архивные материалы и литература

-         Зинько В.Н. 1991. Отчёт о работе комплексной постоянно действующей охранно-археологической  экспедиции в 1991 году. - Архив КГИКЗ, Оп.2, Ед. хранения 1075; 1077

-         Случанко Б. 1977. Крымские аквалангисты // Газета «Водный транспорт» от 23 июня 1977 г.

-         Агбунов М.В. 1984. Загадки Понта Эвксинского. М.

-         Агбунов М.В. 1987. Античная лоция Чёрного моря. М.

-         Горлов Ю.В., Поротов А.В., Столярова Е. В. 2005. Формирование системы обороны европейского Киммерика в контексте палеогеографического развития побережья Керченского полуострова в позднем голоцене. Материалы VI боспорских чтений. – Керчь. С. 74 – 81.

-         Никонов А.А. 1998. Затопленные остатки античных сооружений по берегам Боспора (в связи с проблемой изменения уровня моря) // ИПМА. – Вып. 3., СПб. С. 88 – 95.

-         Шамрай А.Н. 2008. К вопросу о локализации корабельной стоянки у европейского Киммерика // Сдана в публикацию. Материалы Боспорских чтений. Керчь.

-         Gianfrotta F.A., Pomey P. 1980. Archeologia subacqua. Storia, technice, scopetre e relitti. Milan.

-         Jonchtray J. - P. 1977. Wreck from cape Dramont // The International Journal of Nautical Archaeology and Underwater Exploration (1977), 6.1 

-         Kapitan G.1984. Ancient anchors – technology and classification // The International Journal of Nautical ArChaeology and Underwater Exploration (1984), 13.1

-         Kazianes Et. Al.1990. Three amphora wrecks from the greek world // The International Journal of Nautical Archaeology and Underwater Exploration. (1990), 19.3

-         Schmidt G. 1982. Der Schiffsanker im Wandel der Zeiten. VEB Hinstorff Verlag. Rostok. 80с. van Doorninck, F.H., Jr. 1982. An 11th century shipwreck at Serce Liman, Turkey: 1978 – 81. IJNA 11.1

-         Wachsmann S., Raveh K. 1980. Dor/Tantura (Notes and News) // The International Journal of Nautical Archaeology And Underwater Exploration (1980), 9.3 



[i] Мы придерживаемся мнения, что «Конгломератные формы», это конфигурации, образованные длительным геохимическим и биологическим воздействием окружающей среды на железные предметы, попавшие на дно моря. В разломах таких форм наблюдается циклическая структура органических и геологических наслоений, сцементированных окислами железа.

 

[ii] БПАО ЛОИА АН СССР - Боспорский подводно-археологический отряд Ленинградского Отделения Института Археологии Академии Наук СССР. Организован в 1982 г. Руководитель К.К. Шилик – геоморфолог, кандидат географических наук, научный сотрудник ЛОИА.

 

[iii] На обратных маршрутах ныряльщики осмотрели подводные рифы к юго-западу от античного городища Китей. У основания одной из приметных подводных скал на глубине 6,5 – 7м найден съёмный свинцовый шток архаического деревянного якоря (см. Рис. 3.3) На северо-восточной оконечности рифа обнаружен кованный адмиралтейский якорь парусного судна XVIII в.

 

[iv] Все археологические предметы, без нарушения их первоначального положения оставлены на месте.

 

[v] Предварительность датировки обусловлена тем, что якоря подобной формы применялись в течение длительного времени, вплоть до господства в Средиземноморье италийских республик. Поэтому для точной датировки якорей этого типа необходимо детальное их изучение.

 

[vi] Причиной этому могли служить сами формы железных якорей, которыми в то время было оснащено большинство плававших здесь небольших судов. По нашему убеждению тауобразные и вилообразные якоря были созданы специально для стоянок на каменистых грунтах восточного Средиземноморья, поэтому выбор места стоянки у скалистого острова был оптимальным. Главными критериями в этом выборе, очевидно, были надёжность постановки на якорь и удобная стартовая позиция при появлении ветра нужного направления.

 
 
« Пред.   След. »
© 2017 Московский Подводно-Археологический Клуб
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.