Московский Подводно-Археологический Клуб
Главное меню
Главная страница
Законодательство
Фотогалерея
English version
Обратная связь
Помощь проекту
Экспедиции
Библиотека
Литература
Наука
Публицистика
Самиздат
Журнал "Вопросы подводной археологии"
Последние новости
Популярное
Кармазина О.В., Селезнёв Ю.В. Фанагорийская подводно-археологическая экспедиция 1997-2004 гг. Печать
Сборник материалов конференции в Великом Новгороде, октябрь 2007. 

Организация археологических раскопок на затонувшей части
 Фанагорийского городища в 1997-2004 гг.
1

 

        Новейшие подводные исследования в Фанагории начались в 1997 г. Интерес к ним был проявлен со стороны заместителя генерального директора воронежского предприятия подводно-технических работ “ПеТР” Е.Е. Латарцевой. Фирма “ПеТР” была созданна на базе аквалангистского клуба “Риф”, чьи военно-исторические поисковые традиции она унаследовала. Воспользовавшись перерывом в работе у мыса Тузла сотрудниками фирмы был проведен осмотр дна на затопленной части городища. Группа из трех водолазов, плывя, цепью на расстоянии 3 м друг от друга в северном направлении, случайно нашли место скопления каменных блоков, ранее уже отмеченных В.Д. Блаватским. После чего была проведена зачистка развала от песка и травы при помощи гидроэжектора (устройство позволяющее отсасывать воду, грунт и соответственно находки, и по трубопроводу подавать на сетку – фильтр) без фильтра, а затем гидроакустическое сканирование дна.

            В 1998 г., в связи с экономическими трудностями, вызванными дефолтом, предприятие “Петр” не смогло организовать экспедицию в Фанагорию. В то же время, А.В. Кондрашовым были проведены обмеры и зарисовка камней из обнаруженного в 1997 г. развала. Год спустя они были опубликованы в Англии.

          В 1999 г. водолазы предприятия подводно-технических работ “ПеТР” были приняты начальником Фанагорийской экспедиции В.Д. Кузнецовым, уже как подводный отряд Фанагорийской экспедиции.

         Участниками работ руководило желание находки ярких артефактов. Поэтому работы велись с нарушением правил и методик. Имея довольно мощное техническое обеспечение, водолазы были лишены научного руководства в силу неотработанности методики регулярных подводных раскопок и отстраненности целей начальника экспедиции. Поэтому некоторые камни были подняты на поверхность для тщательного изучения, обмеров, зарисовки и фотографирования. После завершения работ часть предметов была передана в Таманский археологический музей, а часть возвращена к месту их прежнего расположения и опущена на дно.

           В результате на роль научного руководителя подводных работ был приглашен А.О. Амелькин. Именно под его руководством в 2000 г. начались регулярные исследования подводной части Фанагорийского городища. Так, для привязки находящихся под водой объектов А.О. Амелькиным и С.И. Дехничем был определен основной (нулевой) прибрежный репер, пробита мерная базовая линия, выставлены вспомогательные вешки и буйки, составлен крупномасштабный план всего Фанагорийского побережья. В центре затонувшего городища в 10 м. южнее развала больших камней был разбит участок площадью 10х10 м2, который расчистили от водорослей и донных отложений, после чего был составлен план и проведена фотофиксация открывшихся объектов. Среди находок особенно хотелось бы отметить фрагмент мраморного карниза IV в. до н. э., хранящийся ныне в Таманском музее.

        Кроме того, также были продолжены работы по снятию топографического плана затонувшей части городища. В прибрежной части промер глубин производился с помощью электронного дальномера, теодолита и рейки.

           В 2001 г. продолжались работы по составлению батиметрической карты затопленной части Фанагорийского городища и прилегающей к нему акватории Таманского залива. На месте развала больших камей в центральной части был разбит раскоп. Его общая площадь составила 17,5х22,5м. Сканирование раскопа осуществлялось в конечной стадии подводных работ при крайне неблагоприятных погодных условиях, сильном ветре и волнении моря. Производилось также детальное обследование развала крупных каменных блоков для уточнения плана развала крупных камней была проведена повторная расчистка от травы и илистой взвеси южного участка площадки, зачищенной в 2000 г. Площадь повторно расчищенного участка 17,5х15 м2. Следует отметить полное совпадение данных сонограммы с данными ручной съемки реальным размеров площадки с запада на восток (17,5 м.). Для съемки плана развала камней весь участок был разбит на квадраты 5х5 м, и использовалась переносная металлическая рамка 2,5х2,5 м. все работы по очистке и снятию слоя велись при помощи гидроэжектора 2.

         В 2002 г. была начата работа на месте развала больших камей в центральной части городища. К северо-западу от уже выявленных каменных блоков был разбит участок м. Однако из-за погодных трудностей было пройдено только 2 штыка. Поэтому, получив сообщение жителя поселка Сенного А. Доминского о виденной им у берега в начале весны (до появления морской травы) монументальной стене, и воспользовавшись отсутствием куратора подводных работ А.О. Амелькина, проводится обследование прибрежной зоны. В результате была обнаружена стена, сложенная из каменных блоков. Стоит отметить, что специально для визуального контроля и фиксации археологических объектов на фото- и видеопленку в условиях мелководья на предприятии “Петр” была разработана и изготовлена погружная управляемая телевизионная система. С двумя водоструйными электродвигателями.

           Кроме того, под руководством А.О. Амелькина и Е.Г. Чернышовой группой студентов-археологов производилась привязка к базовой мерной линии отдельно лежащих строительных блоков и квадров, находящихся на урезе воды, а также детальное “пешее” обследование прибрежной зоны до глубин 0,7 – 1,0 м. и прорисовка обрыва берега, осуществлялся поиск, визуальный осмотр, фиксация и привязка строительных блоков, скоплений керамики с нанесением результатов на детальный план и сбор керамики в прибрежной зоне.

           По настоянию руководителей предприятия подводно-технических работ “ПеТР” В.Н. Латарцева и Е.Е. Латарцевой был заложен новый раскоп, при незаконченном основном площадью 100м2. Во время данных работ В.Н. Латарцевым стал применяться гидромонитор, что в условиях илистого и песчаного грунта привело к образованию ямы и нарушению стратиграфии. На первом раскопе с целью защиты от занесения раскопа песком была сооружена небольшая стена из мешков с камнем.

          По мнению А.О. Амелькина сезон 2003 года явился, в определенной степени, этапным. Во-первых – это был пятый сезон подводных исследований; во-вторых, были начаты работы по обследованию и раскопкам в прибрежной зоне затопленной части памятника; в-третьих, удалось организовать регулярные, организованные на современном уровне как батиметрические, так и геодезические работы при поддержке компьютерной техники, развернутой в полевых условиях.

           В 2003 г. работы велись на двух раскопах, которые были разбиты по старой сетке квадратов. На втором раскопе работы сначала велись при помощи гидроэжектора. Однако, после снятия наносов открылся слой сформированными из плотной, хорошо утрамбованной глины, насыщенной мелкими и крупными фрагментами керамики, а также органическими и зольными примесями. Попытка рыхления плотного слоя с помощью гидромонитора была признана неудовлетворительной, по причине слабой контролируемости процесса: нарушалась послойность выемки грунта, а качество стенок раскопа переставало соответствовать стандартным требованиям. Для решения данной проблемы стали использовать ручное послойное рыхление грунта ножом по площади на глубину штыка лопаты с последующей эжекцией разрыхленного грунта грунтососом на фильтры. Следует добавить, что все работы производились при полном отсутствии видимости. Глинистая муть, поднимавшаяся при работе из зоны раскопа, не вымывалась течением ввиду отсутствия такового в раскопе, а скапливалась на дне и при малейшем движении поднималась вверх. Дополнительно под водой была произведена подчистка и выравнивание стенок раскопа. Поскольку первоначально предполагалось осуществлять фиксацию и изучение культурных слоев с помощью телекамеры, были предприняты не имевшие успеха попытки откачки грязной воды из раскопа и замены ее прозрачной. В связи с возникшей ситуацией возникло предложение решить проблему постройкой отсечной дамбы. Дамба была построена по проекту В.Н. Латарцева. В качестве ограждающей стенки были применены мешки с песком, уложенные в два ряда по периметру раскопа со сплошной ПХВ-пленкой между рядами для снижения водотечности (кессон).

         На раскопе у центрального развала больших камней При проведении работ появилась проблема сыпучести грунта. Поэтому был оставлен укос, а в центр раскопа был забит керн (металлический полый квадрат 5×5 см.), который не показал наличие культурного слоя. Однако А.О. Амелькин подчеркивал, что наличие укоса крайне нежелательно поскольку. есть вероятность перемешивания слоев и наличие укоса сильно затрудняет чтение стратиграфии. Не говоря уже о том, что это сильно уменьшает площадь работ. Были продолжены работы на прибрежной части, для чего был использован тахеометр. С его помощью были зафиксированы остатки стен, крупные блоки, расположенные у кромки воды

          На сезон 2004 г. был составлен план доследования монументального сооружения, раскопки которого начались в предшествующем году. Однако по приезде планы претерпели серьезные изменения. Впервые за семь лет работ руководитель Фанагорийской экспедиции В.Д. Кузнецов решил вмешаться в работу и отменил им же утвержденный первоначальный план. Кроме того, выяснилась несогласованность действий в наборе кадров. Так, в подводном отряде Фанагорийской экспедиции должны были работать 40 студентов из ВГПУ и ВГУ, действуя в две смены, по 14 дней каждая. Однако по настоянию С.Ю. Монахова в конце мая было решено присоединить к отряду еще 40 студентов Саратовского государственного университета, что вдвое превышало необходимое количество. Приглашение Латерцевых о котором они если не забыли, то не придали серьезного значения и не продумали последствий привело к тому, что А.О. Амелькин вынужден был сократить отряд до 20 человек для работы в одну смену. Руководить новым прибрежным раскопом было поручено саратовскому отряду, который не имел соответствующего опыта, что сказалось на уровне проведенных работ, а сам раскоп не был включен в официальный отчет.

В ходе вынужденного простоя с 11 по 15 июля членами подводного отряда Фанагорийской экспедиции был предпринят поиск подводной дороги, информация о которой поступила к нам от местных жителей. В соответствии с пожеланием В.Д. Кузнецова был осуществлен поиск объекта, который он, в след за В.Д. Блаватским, определял как стену. Найти упомянутые руины помогало то обстоятельство, что этот развал камней давно привлекал к себе внимание исследователей, а в составе подводного отряда работали сотрудники (студенты и преподаватели ВГПУ), которые были хорошо знакомы с предысторией поиска названного объекта и знали где и как надо его искать.

         Академик П.С. Паллас первым упомянул наличие в воде у берега Фанагории каменных блоков, которые он назвал молом. Сочинения известных исследователей истории Юга России И.И. Бларамберга, П.А. Дюбрюкса, Ф. Жиля, и К. Герца также подтверждали это наблюдение. О том, что найденные камни являются не молом, а остатками каких-то наземных сооружений, впервые высказался В.Д. Блаватским, который после раскопок второй половины 30-х гг. XX в. был уверен в затоплении части городских кварталов Фанагории. Виденные предшественниками камни ученый определил как крепостную стену. Приблизительное местоположение стены показывалось на картах.

          В результате поиска в восточной части объект был обнаружен и у северного окончания полотна “дороги” был разбит пересекающий ее шурф. Он был вытянут с востока на запад и захватывал западную обочину “дороги”, не доходя до ее восточной обочины. Размеры шурфа 7,5х2,5 м.

          В течении работы в составе Подводного отряда Фанагорийской экспедиции внимание А.О. Амелькина неизменно привлекала береговая линия городища. Связано это было с тем, что береговая часть фанагорийского городища одно из уязвимых мест культурного слоя. Этот участок постоянно подвергается разрушению в результате волновой активности эрозии деятельности и деятельности человека. Поэтому большое значение имеет фиксация обнаруженных фрагментов построек. Для чего был составлен план берегового участка городища, на котором год от года отмечаются новые находки, отслеживаются последствия волн и деятельности человека. После фиксации они обмеряются и зарисовываются. Также с относительным успехом применялась тахеометрическая съемка.

        Сезон 2004 г. показал определенные перспективы работ на затонувшей части Фанагорийского городища в 2005 г. Однако отряд профессиональных археологов-подводников на сезон лета 2005 г. приглашен не был. Таким образом, в результате проведения работ на затонувшей части Фанагорийского городища за период 1999-2004 г. Под руководством А.О. Амелькина удалось организовать планомерные научные археологические исследования, результаты которых опубликованы в различных изданиях3. А.О. Амелькину совместно с руководством предприятия «ПеТР» удалось создать уникальный коллектив профессиональных историков, археологов, водолазов, обладающих опытом проведения регулярных подводных исследований.         

   1 Текст доклада сделан на основе подготовленного А.О. Амелькиным краткого предварительного сообщения о работах на затонувшей части Фанагорийского городища в 2004 г.    

  2 Амелькин А.О. Исследование храмового комплекса в затонувшей части Фанагории // Боспорский феномен: погребальные памятники и святилища. СПб., 2002. Ч.1.

       3 Амелькин А.О., Кузнецов В.Д., Латарцев В.Н., Латарцева Е.Е. Подводные исследования в Фанагории в 1999-2002 гг. // Древности Боспора. М., 2003. Вып. 6. С. 152-175. Амелькин А.О. Фанагория – подводные Помпеи? // Человек и наука. 2003. № 4. (18). С. 44-47; Амелькин А.О. Лапидарные надписи из находок 2004 года в затонувших кварталах Фаногорийского городища / А.О.Амелькин // Проблемы изучения и преподавания истории культуры : материалы междунар. науч. конф. [29 нояб. - 1 дек., г. Воронеж.] / Воронеж. гос. пед. ун-т. — 2005. — С. 42-44; Попов Д.А. Итоги археологических исследований сезона 2002 г. на затопленной части Фанагории // Новик. Вып. 8. Воронеж, 2003. С. 23-25.

 

 

 
« Пред.   След. »
© 2017 Московский Подводно-Археологический Клуб
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.