Московский Подводно-Археологический Клуб
Главное меню
Главная страница
Законодательство
Фотогалерея
English version
Обратная связь
Помощь проекту
Экспедиции
Библиотека
Литература
Наука
Публицистика
Самиздат
Журнал "Вопросы подводной археологии"
Последние новости
Популярное
Климович Т. Подводный археолог Курт Раве делится секретами. Печать

ИзраильИнфо 16.09.2005

 

image001       Курт Раве - подводный археолог, один из 200 авторов новой еврейской энциклопедии по подводной археологии. Живет в кибуце Нахшолим. Участвовал в поднятии и восстановлении Древней Лодки, найденной на озере Кинерет, находящейся сейчас в музее кибуца Гиноссар и Древнего Корабля Мааган Михаель, установленного в музее Хайфского университета. Занимался также поисками наполеоновского оружия времен его завоевательного похода в Южную Сирию (Эрец Исраэль).

 

Вы занимаетесь подводной археологией на протяжении многих лет, можно сказать с истоков ее зарождения в Израиле. Как это все начиналось?

Первым толчком к развитию отечественной подводной археологии послужило предпринятое в 1961-1964 гг. подводниками Израиля морское исследование в районе Тантуры, возле теперешнего кибуца Нахшолим, в 22 км от Хайфы. В работах участвовали археологи Галили, Раз, Лидо Стив, Элиша Линдер из отделения товарищества кибуца Мааган Михаэль.
Они то и стояли у истоков. Работы велись в заливе, который 4000 лет назад служил естественной портовой гаванью древнего процветающего города Дора. Область Дора, вместе с прилегающими землями, во времена царствования Соломона была одной из 12 областей, управляемыми 12-ю правителями, доставляющими продовольствие царю и его дому, один месяц в году каждый...Сказано в Торе: « Сын Авинадава - (над) всей областью Дора, Тафат, дочь Шлемо, была его женой».
      На дне скалистой гавани нашел свое последнее пристанище не один древний корабль, разбившийся о скалы или потопленный пиратами. Кроме того, очевидно вследствие землетрясений, в течение веков береговая линия сместилась, и часть города ушла под воду, посреди моря оказались колодцы с пресной водой, «цеха» древней фабрики по производству краски - богатый материал для морских исследователей. Еще интересный факт. По странному стечению обстоятельств, именно это место стало местом захоронения наполеоновского оружия военной компании 1799 года, что также вызывало неутихающий интерес подводных археологов. В первом подводном вояже было обнаружено множество мушкетных ружей, 2 небольшие пушки и пушечные ядра, а также остатки затонувшего французского корабля.  На протяжении более 10 лет продолжались работы в этом районе, и в 1976 году вследствие возросшего интереса в Израиле к подводным исследованиям, Отделение Древностей и музеев, позднее преобразованное в Службу Древностей, стало заниматься также подводной археологией.

Означало ли это создание Центра морских исследований?

Была создана новая морская исследовательская база. Ранее деятельность подводных археологов координировалась из Еврейского университета в Иерусалиме. Теперь было решено организовать базу в непосредственной близости от морских исследований - в кибуце Нахшолим, в здании с оригинальным названием «Мизгага» - «Разлив». Когда-то в нем находился завод по производству винных бутылок барона Ротшильда. Но его первое предприятие по воплощению в жизнь мечты о еврейском труде на еврейской земле, к сожалению, окончилось неудачей. Оказывается, сверкающий песок Тантуры совсем не подходил для производства прозрачного стекла, и «разлив» закрылся. Сто лет он простоял заброшенным, до тех пор, пока за него не взялись подводники-энтузиасты. Комнаты бывшего завода были заполнены почти до потолка песком, а сквозь балки отсутсутствующей крыши светило солнце или была видна луна. Сейчас «Мизгагу» в Нахшолиме не узнать, она превратилась в настоящий музей, где вы можете найти остатки древней мозаики, древние амфоры и масляные светильники, наполеоновские пушки и снаряды. А тогда в год нам удавалось реставрировать по одной комнате, которые мы тут же использовали как лаборатории по исследованию предметов, поднятых с морского дна. Тогда же нам с Шели Ваксманом в Рокфеллеровском музее удалось обнаружить старые карты географа Наполеона Жекутена.
На них в районе Тантуры был начертан знак - скрещенные сабля и мушкет, указываюший на место расположения временного лагеря французов. Но зачем одну из остановок в отступательном марше от Акра на Яффу нужно было наносить на карту? Потом мы поняли, что мушкетом и саблей французы обозначили место захоронения своего покинутого боевого оружия, за которым они похоже думали вернуться, но которые достались вместо этого двум настырным израильским подводникам, правда уже 200 лет спустя. Хотя две трехтонные 24-дюймовых пушки так и не были найдены. И это не дает мне покоя.

Что подтолкнуло вас к выводам о наличии «военного клада»?

В бывшем госпитале для французских солдат Лези Болис мы нашли 47 писем наполеоновских содат и дневники генералов, сохраненные цензурой. В этих письмах, а также в отчетах, составленных секретарем Наполеона Буриеном, было указано точное количество сброшенных в море и схороненных в зыбучих песках пушках. Надо сказать, что Наполеона можно назвать талантливым «пиарщиком». Он уделял большое внимание освещению своих подвигов в прессе, давая собственноручные указания официальной парижской Moniture, о том, что публиковать, предварительно закрыв большую часть «республиканских» газет. Его заклятые враги - англичане, так же старались не отставать. Во времена осады Акра они перехватили письма Наполеона к Жозефине, которые тот оросил слезами в расстройстве от ее измен, и тут же опубликовали их в своих утренних газетах.

Упомянутые Вами многотонные пушки так и не были найдены?

Что удивительно нет, хотя мы искали их с металлоискателями по всему берегу. Возможно, вследствие смещения береговой линии, они находятся еще дальше вглубь суши и скрыты под какими-то более поздними постройками. Маловероятно, что они были вывезены из Тантуры: ведь для того, чтобы доставить их из Акко, Наполеону потребовались упряжки из более , чем 20 лошадей. В числе других мы нашли турецкую и испанскую бронзовые пушки, на лафетах которых была выгравирована подробная информация о том где, когда и кем они были изготовлены, и даже, кто пожертвовал на них деньги, и установили, что они были захвачены Наполеоном в Яффо и использовались им при осаде Акко. Потом мы обнаружили другие пушки и даже французский наполеоновский корабль совсем недалеко от берега, так что проводили раскопки, лежа на берегу залива в Тантуре. Но при поднятии затонувших кораблей, оружия и других предметов возникает множество проблем: финансовых, сохранения и прочих.

Юнеско готовил к ратификации закон, по которому предметы древности, находящиеся в воде более 100 лет, запрещается извлекать на сушу. С чем это связано?

 Ну во-первых, согласно закону 1978 года Израиль не считает древними предметы, датируемые позднее 1700 года. Таким образом, наполеоновское оружие не преднадлежит к предметам старины, как и, например, оружие первой или второй мировых войн. Кроме того, согласно этому закону, все, что найдено в земле Израиля, принадлежит государству. Поэтому все тут расхитители древностей. Что касается проблемы сохранения, она действительно существует. Когда ты достаешь со дна морского какой-либо предмет, лежавший там законсервированным под толщей воды на протяжений долгого времени, ты слышишь воздушный хлопок: происходит разгерметизация, и, если не принять соответствующих мер по сохранению, на протяжении короткого времени предмет может разрушиться. В этом смысле показательны и очень интересны истории обнаружения и сохранения Древнего Корабля Мааган Михаэль, который сейчас выставлен в музее Хайфского университета и самое знаменитое после Мосады историческое открытие, которое привлекает в Израиль туристов со всего света - Лодки, найденной в озере Кинерет.

С вашего позволения мы вернемся к этим историям чуточку позже. А пока откройте секрет: неужели в вашей подводной археологической деятельности не было каких-либо экстремальных случаев, в которых возникала угроза вашей жизни?

 Было и несколько. Один связан с наполеоновской пушкой. Мы с Шели Ваксманом обнаружили ее довольно далеко от берега, но решили поднимать на другой день, так как журналисты с Галей Цахаль хотели присутствовать при ее поднятии. Так вот - это была пятница, и вдруг с утра поднялась страшная буря. Но нам ли отступать! Он из Канады, я из Голландии. Привязали канат к поясам друг друга, что б не потеряться в море, и, навесив на себя подводное снаряжение: парашюты для поднятия пушки, тяжести, фонари, вооружившись ножами, заходим в море. Ползком, что б не смыло волнами: ножами по песку: чик, чик . Как нашли пушку, удивляюсь до сих пор. Ныряем. Привязали трос к пушке и стали наполнять парашюты для ее поднятия. Вдруг: трах, бах, - как дорожная авария, темно, удар, трос рвется, если б был обвязан вокруг нас - разорвало бы пополам. С волной - 10 метров вверх, 10 метров вниз. Балоны с кислородом потеряны, тяжести тянут на дно. А я с детства усвоил истину: ты берешь у моря, но и море может забрать тебя... Спасся чудом. Выбросило, как Робинзона Крузо, на прибережные скалы. Самое интересное, что все мои археологические работы были как хобби, в основное время я работал в кибуце Нахшолим (возле бывшей Тантуры) и кроме того восстанавливал старую «Мизгагу», проводил экскурсии, а за вырученные деньги оплачивал затраты на электричество и воду в «Мизгаге», платил рабочим. В общем был самым большим фраером государства Израиль. Так вот, после ныряний на рассвете, у меня было дежурство в столовой. После подводной аварии хожу еле живой, но не выйти на работу - «эйн давар ка зе» - не может быть и речи! И вот я иду по столовой с полным подносом тарелок, и вдруг... трах! На спину. Очнулся в больнице. А пушка еще до сих пор там...

Вы упомянули, что приехали из Голландии...

Да, я из послевоенного поколения «йотерс» - береговых искателей. Родился в маленьком голланском городке Дэн Хелден на берегу Северного моря. Мальчишками мы искали и находили останки затонувших кораблей и оружие второй мировой войны. Потом я пошел учиться в военную академию. После окончания - на «вертушку» в небо джунглей. Тогда же, не помню откуда, у меня появилось мачете для рубки тростника...с маген Давидом. На службе мне был положен отпуск, в который меня буквально «выперли». Я поехал в Израиль. Теперь всегда шучу: приехал в отпуск на три недели, а остался в Израиле на 30 лет. Женился, три дочки разлетелись по свету...


Вы приехали в Израиль добровольцем, как и многие другие идеалисты со всех концов Европы и Америки, чтобы, работая в кибуцах, помочь становлению молодого государства... (Кстати, работали в кибуцах многие небезызвестные личности - от Боба Дилана до проигравшего на последних президентских выборах в Америке Джона Кэри).

Это было накануне Войны Судного дня. Когда началась война, мы хотели идти добровольцами, но с нами не знали, что делать: все-таки иностранцы. Отправили на работы в кибуц Нахшолим. Я как увидел это синее море, яркое небо, сверкающий песок и подумал : «Элоким, это Ган Эден - рай!». И еще: все ребята на войне, а в кибуце - одни девушки, и мы с другом, как на острове сирен.
А Израиль тогда... Аль тишаль, не спрашивай! Все приглашают друг друга в гости, открытость и дружелюбие на каждом шагу, генерал в отставке возил нас на джипе и показывал Израиль.
Я представляю, что мир подводников - это особый мир.

Да, конечно, мы все знаем друг друга, встречаемся на научных конгрессах, поддерживаем твоческие и личные связи. Вспоминается давний случай, когда на заре моей деятельности, в кибуц приехала ульпановская группа «олим хадашим» - новых репатриантов. Потом, когда автобус уехал и я вернулся в офис, увидел забившегося в углу дивана мальчишку. Это был Шон Кингсли. Он отказался уехать. Пришлось звонить его родителям в Англию, обьяснять, что мальчик «заболел» подводной археологией. Работал со мной на лодке целыми днями, никогда не жаловался. Сейчас он доктор археологии Оксфордского университета. Знаком я и с Бобом Баллардом, тем что обнаружил Титаник, он сейчас номер один в мире. Раньше был Джорж Бас. Он вообще открыл эту специальность - подводную археологию. А Боб Баллард ищет на больших глубинах и с дорогостоящим оборудованием, я же - в нескольких десятках метров от берега и за минимальные деньги. Професор Ядин был моим учителем еще во времена бума Мосады. Яков Каганов - коллега по работе в Хайфском университете. В настоящее время под эгидой израильской Службы Древностей, на побережье древнего Дора проводятся подводные археологические раскопки. Со стороны Хайфского университета подводными археологическими работами руководят Курт Раве и Яков Каганов. В программе, опубликованной Службой древностей, указано время начала исследовательких работ: 11.09.2005. В организации работ учавствует также центр подводных исследовательских работ в Реканатти.

 
« Пред.   След. »
© 2017 Московский Подводно-Археологический Клуб
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.