Московский Подводно-Археологический Клуб
Главное меню
Главная страница
Законодательство
Фотогалерея
English version
Обратная связь
Помощь проекту
Экспедиции
Библиотека
Литература
Наука
Публицистика
Самиздат
Журнал "Вопросы подводной археологии"
Последние новости
Популярное
Микляев А. Подводные археологические исследования озера Сенница в 1982-87 гг. Печать

Сообщения государственного Эрмитажа, № 4, Л; 1990

  

       Озеро Сенница, питающее верхнее течение реки Ловать, лежит на границе Псковской и Витебской областей в 30 км к ЮВ от Невеля.

     Впервые обломки неолитических сосудов и предметы из кам­ня нашел в этом озере краевед И. А. Вощилло: это было в 1975 г. близ деревни Дубокрай. В 1976 г. сотрудники Северо-Западной археологической экспедиции Эрмитажа обследовали это место и установили, что на дне озера находятся остатки поселения. В 1979 г. экспедиция начала здесь планомерные исследования, результаты которых были опубликованы в 1982 г. [2]. В 1983— 1987 гг. исследования в озере Сенница продолжались, и на­стоящее сообщение посвящено изложению их кратких итогов.

     28 августа 1982 г. сотрудником нашей экспедиции В. И. Ми­хайловым была проведена подводная разведка вдоль западного берега озера на протяжении почти 3 км: от устья речки Дубокрайки до урочища Мосты на северном берегу Сенницы. Им было обнаружено сразу четыре пункта, получивших обозначения Ду­бокрай IIV. Во всех этих пунктах подняты со дна обломки сосудов, типичных для третьего этапа развития свайных неолитических поселений юга Псковской области, но на Дубокрае V сверх того попалось несколько черепков с орнаментом нового типа. Это обстоятельство и послужило причиной сосре­доточения наших усилий на том, чтобы в 1983—1987 гг. исследо­вать именно этот памятник.        Культурный слой Дубокрая V в целом расположен на отмелости между четырьмя островками ситок (род камыша) и зани­мает площадь, несколько превышающую 1 га (рис. 2). Он зале­гает на глубине 70—80 см от поверхности воды, как и культурные слои всех других пунктов. Однако Дубокрай V более других уда­лен от берега, что породило целый ряд трудностей. Для их пре­одоления пришлось разработать множество новых методических приемов и изобрести некоторое количество технических средств, обеспечивающих успешное проведение исследований объекта.        За все время работы на Дубокрае V со дна поднято почти 4000 обломков сосудов. Из них около 3000 черепков, аналогич­ных добытым при раскопках свайных поселений в торфяниках, были собраны на основной части памятника, где глубина в межень не превышает 80 см. Здесь же были найдены немного­численные орудия из кремня, проколки и обломок кинжала из кости. Около 1000 фрагментов глиняных сосудов добыто на се­веро-западной периферии памятника, где глубина достигает 100—120 см, а придонный ил, перекрывающий культурный слой, имеет толщину 30, местами 50 см. Эти обломки по составу глиня­ного теста, качеству его промеса, по технике формовки этих со­судов (техника «лопатки и наковальни») не отличаются от основ­ной массы керамических находок. Однако большинство этих че­репков украшено углубленными криволинейными узорами, близкими по стилю посуде с поселений культуры линейно-ленточной керамики н междуречье Рейна и Мааса. Такие со­суды на поселении Кёльн-Линденталь в ФРГ [4] и на ряде посе­лений Голландии составляют древнейшую группу керамики раннего неолита. По сводке радиоуглеродных дат П. Модермана время существования этих поселений в Голландии в целом укла­дывается во вторую половину VI — первую половину V тысяче­летия до н. э. Для керамики с идентичными узорами Дубокрая V пока нет радиоуглеродных дат, и мы вынуждены относить эту керамику к раннему неолиту по аналогии. При этом нельзя забывать, что дубокрайская керамика в технологическом отноше­нии не имеет никаких связей с традициями керамического произ­водства раннего неолита Центральной Европы.      Совместно с керамикой этой группы на Дубокрае V найдено всего несколько отщепов с ретушью, что не дает возможности обоснованно судить о кремневой индустрии. Примечательна находка вместе с такой керамикой сразу двух предметов из птичьих костей. Их длина достигает 20 см при диаметре в 1 см. Они имеют по четыре отверстия на боках и украшены врезными геометрическими узорами. По про­порциям резонаторов (1:20), по характеру обработки краев, слу­живших лабиумами, по эксплуатационному износу боковых от­верстий музыкальный мастер Ф. В. Равдоникас определяет эти предметы как духовые инструменты — флейты (индекс 421.111.12 по международной классификации флейт).   

            Учитывай   раннюю   датировку   сопровождающих   обломков сосудов, флейты из Дубокрая V следует признать древнейшими, по крайней мере в Советском Союзе, поскольку возраст подоб­ных им инструментов из поселений с линейно-ленточной керами­кой Центральной Европы ныне является предметом дискуссии.

     Продолжались работы и на поселении Дубокрай I, начатые в 1979 г. Была установлена закономерность распространения об­ломков сосудов разных типов на дне озера. Так, черепки посуды заключительного этапа развития усвятской неолитической куль­туры залегают ближе к устью Дубокрайки. Фрагменты сосудов так называемого переходного этапа от неолита к ранней бронзе распространены юго-западнее устья Дубокрайки у со­временной береговой линии. Наконец, черепки северобелрусской культуры развитого периода бронзы встречаются и в более глу­бокой части озера и частично перекрывают материалы позднего неолита. Такие закономерности в планиметрии были прослежены и ранее при раскопках свайных поселений Усвяты IV и Наумово. Переносы поселений с места на место объясняются колебаниями уровней озер и вызванными ими изменениями берегов.      В целом пятно культурного слоя поселения Дубокрай I зани­мает на дне озера площадь в 1 га. Отсюда в 1982 г. поднято более 2 тыс. черепков, из которых удалось собрать несколько целых  сосудов. Найдено множество предметов из камня, кости, рога и дерева. Среди последних выделяется ручка ковша с головкой птицы. В одном месте мы обнаружили на дне целое скопление обломков и обрезков кости и рога, а также бракованные и по какой-то причине не законченные изготовлением предметы. По видимому, это отходы косторезной мастерской северобелорусской культуры. Под водою во множестве встречались фрагменты бревен и плах, огромное количество мелких частиц древесины, но свай обнаружено не было. Мы полагали, что после искусственной снижения уровня коды в Сенииие, осуществленного в 1974 году в хозяйственных целях, остатки свайных сооружений и прежде всего сами сваи были уничтожены волнами и льдом. Для проверки предположения на торфянике, примыкающем к озеру с запада, был вырыт шурф размером 4 X 2 м. В нем действительно оказались целыми остатки свайного  поселения северобелорусской культуры, разрушенного сильнейшим наводнением.        По образцу из развалин получена радиоуглеродная дата 3240±40 (ЛЕ-2839), которая по калибровочной таблице, предложенной американскими учеными [5], соответствует интервалу 1695—1395 лет до н. э. Эта дата хорошо согласуется с датами, полученным ранее для  свайных  поселений  Наумово  и  Сертея  II,  которые  также погибли в наводнении, случившемся в середине 11 тыся­челетии до н. э. Ниже остатков поселения северобелорусской культуры был обнаружен слой поселения позднего неолита. Здесь в сопровож­дении обломков сосудов, характерных для четвертого этапа развития свайных поселений юга Псковщины, найдена передняя часть лыжи из вяза, отломанная у отверстия для пропуска ремня крепления. Длина фрагмента— 102 см, наибольшая ширина — 9,5, ширина у места слома — 8 см. Лыжа имела выра­женную грузовую (ступательную) площадку, но направляющего желобка на скользящей поверхности у нее не было. Поражает тщательность отделки поверхностей лыжи, на которых следы рабочих инструментов были старательно убраны, а сами поверхности, по-видимому, заполированы. По словам местных жителей лыжи такой формы и близких измерений, не имеющие направляющего желобка, делались кустарно вплоть до 50-х гг. нашего века, когда на смену им пришли лыжи фабричного производства.

        По сопутствующим образцам древесины для нашей лыжи получены две радиоуглеродные даты: 3870 ± 40 (ЛЕ-2840) и 3860 ± 40 (ЛЕ-2838), которые при калибровании дают интервалы: 2620—2165 и 2545—2160 лет до н. э. Это означает, что лыжа из Дубокрая была изготовлена в начале второй половины III тысячелетия до н. э. и пока является древнейшей из найденных.

      Итак, в озере Сенннца нами обнаружено и частично исследо­вано пять поселений раннего неолита — периода бронзы, принес­ших уникальные находки: обломки сосудов с узорами в стиле орнаментации посуды с поселений культуры линейно-ленточной керамики Центральной Европы, две флейты и фрагмент лыжи. Сейчас можно сказать, что Северо-Западная археологическая экспедиция Эрмитажа владеет методикой поиска и исследований археологических памятников под водой. Правда, работы на Сеннице облегчаются тем, что уровень воды в озере искусственно снижен и наши объекты находятся на глубине 70—120 см вместо 170—220 см. Однако не следует забивать, что вода в озере совершенно непрозрачна и нам приходится работать только на ощупь.       В 1986 г. нами обнаружен и первый памятник железного века. Он представляет собой округлой формы скопление из бревен, плах, досок и крупных кусков шлаков. Скопление имеет форму круга диаметром около 30 м и находится на глубине 120—150 см, от поверхности воды. Скопление лежит на слое торфа, присло­ненного к склону песчаной отмелости, протяженность и конфигу­рации которой пока неизвестны. Анализ добытых со дна озера шлаков показал, что они образовались при производстве железа, весьма примитивным способом. Судя по всему, нами обнаружены остатки мастерской по добыче железа из болотной руды. Пять фрагментов сосудов, поднятые вместе со шлаками, позволяют отнести эту мастерскую к культуре длинных курганов, развивав­шейся на территории юга Псковской области во второй половине I тысячелетия н. э. Памятник получил название Мосты по наименованию ближайшего урочища. Сопоставление нивелировочных данных Мостов и Дубокрая I, где в 1979 г, был обнаружен куль­турный слой со шлаками и керамикой культуры длинных курга­нов, показывает, что этот культурный слой и железодобивающая мастерская находятся на одном уровне.

Такой факт, не­сомненно, свидетельствует о том, что вода в озерах бассейнов Ловати и Западной Двины в I тысячелетии н. э. стояла много ниже, чем в наши дни. Палеогеографы давно обращали внимание на это, но в их распоряжении не было данных о разнице уровней. В свете полученных нами данных разница уровней в 200 см не должна показаться чрезмерной. Находка железоделательной мастерской на дне озера порождает надежды на открытие поселений культуры длинных курганов, не известных до сих пор. Учитывая хорошую сохранность в воде предметов из органических материалов, можно ожидать уникальных находок и важных открытий в области подводной археологии железного века.   

     Летом 1988 г., когда рукопись этой статьи уже находилась в издательстве, Северо-западной экспедиции Государственного Эрмитажа посчастливилось найти еще один уникальный объект. Близ описанной выше мастерской на глубине около 150 см был обнаружен сруб размером 8 X 8 м, ориентированный  почти по сторанам света. Сруб, сложенный из неокоренных березовых бревен разделен внутри бревенчатыми же перегородками на четыре камеры размером 4 Х 4 м каждая. Раскопками северо-восточного угла сооружения установлено, что здесь находятся четыре венца. Бревна верхнего венца имеют диаметры около 16 см, второго — около 20, а третьего — свыше 20 см. Бревна нижнего венца заме­рить не удалось — они более чем наполовину погружены в але­врит, подстилаемый — по данным бурения — мелким и пылеватым песком. Второй и третий венцы погребены в торфе, содержа­щем множество древесных остатков, щепок и угольков. Верхний венец занесен озерным илом.

        Юго-западная камера сруба целиком заполнена шлаками, которые попали и в прилегающие части соседних камер. Эти камеры заполнены илом и ветками березы, осины и ольхи, со­хранившими листву. Что еще находится в камерах, пока не­известно. Груда шлака была найдена снаружи сруба близ его се­верной стенки. Возле нее поднято со дна около десятка крупных обломков сосудов тушемлинской культуры и наследующей ей на юге Псковщины культуры длинных курганов.

    Следует ожидать обнаружения целого металлургического «завода», функционировавшего в середине и во второй половине I тысячелетия н. э. Его остатки были затоплены, возможно, н конце XI или в XII в., когда начался подъем вод, вызванный очередным увлажнением климата Северного полушария. 

 

Литература:

1.          Микляев А.М. Неолитическое свайное поселение на Усвятском озере. – АГСЭ, 1971, выпуск 3.

2.          Микляев А.М. О разведке свайных поселений IIIII тысячелетий до н.э. в Псковской и Смоленской областях, - В книге Древние памятники культуры на территории СССР, Л,; 1982

3.          Микляев А.М.; Семенов А.В. Свайное поселение на Жижицком озере. – ТГЭ, 1979, том 20

4.          Biitter W., Haberey W. Die Iiandkeramischc Ansiedlung von Koln-Lindental. Berlin, 1936

5.                     Klein I., Lerman I. C. Damon P. E.. Ralph E. K. Calibration of radiocarbon dates: Tables based on consensus date of the Work­ shop on  calibrating  the  Radiocarbon  Tame scale.  - Radiocarbon, 1982, vol. 24, No 2,6.                    

6. Moderman P. I. R. Linean bandkeramik aus Eisloo und Steen 'a Gravenhage,  1970, t. 1—3.

7.                     Moderman P. I. R. Die radiocarbon Datierungen die Bandkcramik-— in: Siedlung der Kultur mil Lmeankeramik in Europe. Nitra,  1982.     

 
« Пред.   След. »
© 2017 Московский Подводно-Археологический Клуб
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.