Московский Подводно-Археологический Клуб
Главное меню
Главная страница
Законодательство
Фотогалерея
English version
Обратная связь
Помощь проекту
Экспедиции
Библиотека
Литература
Наука
Публицистика
Самиздат
Журнал "Вопросы подводной археологии"
Последние новости
Популярное
Окороков А.В. Подводный хлеб археолога Печать

Окороков А.В. Подводный хлеб археолога  // Предельная глубина № 4/2010

Разбирая как-то свой внушительный архив по подводной археологии, я наткнулся на заметку в газете «Известия». В ней коротко сообщалось о находке в Малаккском проливе корабля «Диана», затонувшего с грузом китайского фарфора. В памяти сразу же всплыли картинки из прошлого. В тот, уже далекий, 1994-й год, я был приглашен на 25-й Международный симпозиум по подводной археологии, который проходил в предместьях города Плимут в Англии.  Этот старинный город хорошо известен морским историкам. Именно отсюда уходила «Золотая лань» Фрэнсиса Дрейка в свои пиратские набеги. На одном из причалов древнего Плимута, куда спустя несколько лет он вернулся уже с баснословной добычей, Дрейк был обласкан королевой Елизаветой, и посвящен в рыцари. От стен этого города начинали своё путешествие многие корабли, экипажи которых внесли значительный вклад в изучение Мирового океана, морского дела, картографии.Город и по сей день сохранил дух романтики моря. Узкие улочки, небольшие разноцветные дома, тесно прижавшиеся к друг другу в центральной части, как бы подтверждают представление  о старом британском городе-порте, вычитанные у писателей - моринистов.Плимут был основан в XII веке и до XIX века играл важную стратегическую роль. В 1914 году он объеденил три города: Плимут, Сонхаус и Девонпорт. Главенствующая роль морского порта определила возведение вокруг Плимута крепостей-фортов. Один из них – Форт-Бовизанд, располагавшийся примерно в пяти километрах от города, был заложен в начале XIX века и фактически без перестройки сохранился до наших дней. Форт состоит из двух частей: верхней, известной, как Стэддомская верхняя батарея, и нижней – более крупной, в которой вот уже многие годы размещается европейский подводный центр № 1.        

Верхняя часть форта была сооружена в 1845-1847 годах, нижняя в 1860-х. В 1890 году орудия форта были заменены на новые, скорострельные, а в период Второй Мировой войны их опять обновили – на случай оборонительных боев. Так форт просуществовал до 1956 года. Затем он был закрыт и пустовал до 1970-х. Его сохранности в этот «безхозный» период способствовала удаленность от крупных населенных пунктов, отпугивающая туристов.В конце концов, форт был сдан в аренду Подводному центру, директор которого смог обосновать в «верхах» важность и оригинальность проекта использования помещений без перестройки. Так, это уникальное фортификационное сооружение обрело новую жизнь. В казематах «подводного форта» разместились мастерские и лектории. Обслуживающий персонал, насчитывающий в то время, когда в форте был я, около 30 человек, обеспечивал работу благоустроенной гостиницы, столовой, бара, магазина водолазного оборудования и различных хозяйственно-технических служб.

Центр владел десятком современных резиновых и металлических катеров. На плоской крыше одного из бывших артиллерийских складов была оборудована вертолетная площадка. В корпусах форта в 1994 году проходил 25-й международный симпозиум по подводной археологии. Симпозиумы в форте проводятся ежегодно. На них собирались как ветераны подводной археологии, так и молодежи со всего мира. Я участвовал в двух симпозиумах (в 1994 и 1996 годах), и встречал там специалистов из США, Норвегии, Швеции, Германии, Испании, Чили. Многие знали друг друга не один год. Подводного археолога из России они видели в первый раз, и были немало удивлены нашими результатами. Некоторые, кстати сказать, даже не слышали о том, что в России занимаются подводными археологическими исследованиями. На мой доклад собрались все участники симпозиума, и даже сотрудники подводного центра. Потом директор центра и организатор симпозиума говорил, смеясь, что хорошо, что до форта не просто добраться, иначе в зале, чтобы посмотреть на русского, собрался бы весь Портмут. 

На этом симпозиуме я познакомился с Дорианом Боллом. Его имя в кругу подводных археологов в то время было хорошо известно. Под его руководством, в 1993 году был найден корабль «Диана», затонувший в 1817 году в Малаккском проливе с грузом китайского фарфора. Заключив с правительством, в чьих территориальных водах покоились останки «Дианы», договор, группа Болла приступила к исследованию места кораблекрушения. Полученные результаты превзошли все ожидания. Даже Болл, хорошо изучивший корабль, по архивным материалам, был поражен. Мы сидели с Дорианом в уютном кафе форта и говорили о «Диане». Сначала он пытался словами описать красоту обнаруженных находок. Наконец, махнув рукой, со славами: «Смотри сам», - достал пачку фотографий. То, что я увидел, действительно восхищало. К этому времени, я уже почти 15 лет занимался подводной археологией, на личном счету было более трех десятков подводных памятником. Бывал в некоторых морских музеях мира, держал в руках десятки уникальных находок, поднятыми со дна коллегами из Голландии, Германии, Норвегии, США. Наконец, видел, читал множество книг и отчетов по подводной археологии. Но такого…Стопки великолепно сохранившихся тарелок, блюд, чашек. Целые сервизы с тончайшими сюжетными рисунками, выполненными в традиционной китайской манере. Монеты, бутылки, коробочки для чая, детали корабля, и его оснастки – это лишь часть предметов, которыми группа Болла обогатила Историю. Всего более тысячи находок, наглядно свидетельствующих о таланте китайских мастеров, упорстве и любознательности современных подводных археологов.

Я поинтересовался у Дориана, как он начинал разыскивать «Диану». Эта эпопея началась еще в 1979 году, когда Болл первый раз спустился с аквалангом под воду. Увиденное на дне морском на столько поразило, что он со своей кипучей энергией окунулся в подводную археологию. Постепенно, участвуя в разных экспедициях, и накапливая опыт, Болл превратился из археолога-любителя в мастера. Решающим моментом в его биографии стал переезд в Сингапур. Это были еще малознакомые для историков воды и, по словам Дориана, он уже не мог спокойно сидеть в офисе. Несколько лет архивных поисков и …удача. Однако, нахождение ценного груза «Дианы», оцененного более чем в четыре миллиона долларов, принесло не только удовлетворение, но и новые проблемы. Местные власти, учуяв значительную добычу, потребовали пересмотреть ранее заключенный договор и увеличить часть их прибыли. Дориан подал на ненасытных чиновников в суд. Увы, не знаю, чем закончилась эта тяжба, но в то время Дориан сказал мне: «В конечном счете «Диана» не последний корабль на моем счету».Вообще, общаясь с подводными археологами из разных стран, я постоянно убеждался в том, что они неизлечимые оптимисты. В целом, проблемы всех исследователей одинаковы: где взять деньги на экспедицию, и где достать нужное оборудование.

Мнение о том, что за границей с финансированием подводных работ все хорошо -  добрая сказка. Пример тому – мой старинный товарищ Ежи Гавронский – известный голландский подводный археолог, руководивший раскопками корабля XVIII века «Амстердам», затонувшего у берегов Англии. Ежи наполовину славянин: его отец авторитетный голландский архитектор, выходец из Польши. Эмигрировал в Нидерланды после Второй Мировой войны. Сам Ежи родился уже в Голландии. Почти двухметрового роста, всегда улыбчивый, веселый, с разумной долей авантюризма, славянской бесшабашности и пофигизма. Любитель от души погулять и до одурения поработать. Уже не помню, кто меня с ним познакомил. Но сошлись мы быстро. Пару раз я ездил к нему в гости, в Амстердам, участвовал вместе с ним в нескольких исторических конференциях. Пару раз он приезжал в Москву. Итак «Амстердам»[i] - классическое судно XVIII века с сильным вооружением, построенное в 1745 году на верфях Ост-Индской компании, в Амстердаме. Корабли этой крупнейшей голландской торговой компании только за столетие совершили около пяти тысяч рейсов в Азию. Но «Амстердаму» не повезло. Первый же его поход к берегам Ост-Индии оказался, как говорят моряки «висельным».

В октябре 1748 года он вошел в Ла-Манш в сопровождении пяти кораблей. В сильный шторм, повредив руль, галеон укрылся в английском порту Гастингс. В течении года простоял корабль в Англии, и еще, фактически не начав путешествие, потерял 40 человек команды от эпидемий. Когда же капитан все же попытался выйти в море, судно, не успев отойти от берега достаточно далеко, по каким то причинам затонуло. Люди спаслись, но груз безвозвратно погиб, и убытки составили 300 000 серебряных гульденов. Остов корабля, разбиваемый волнами, еще долго можно было видеть с берега.    

Попытки его подъема в то время оказались напрасными. Впрочем, как и в наше время. Как не пытался Ежи Гавронский убедить правительство и общественность поднять и музеефицировать его останки – все было напрасно – дорого. Вероятно, дешевле оказалось создать реплику галеона. Она была построена в 1985-1989 годах на верфи Зальцхафен. На сооружение копии «Амстердама» потребовалось более 150 тысяч человеко-часов, около 500 кубометров древисины и примерно 4 миллиона долларов (часть суммы удалось собрать за счет частных пожертвований). В настоящее время копия «Амстердама» стоит в канале у музея Судоходства и используется, как корабль-музей. На его борту развернута экспозиция, рассказывающая о морской жизни XVIII века. Так вот исследования этого классического голландского корабля Ост-Индской компании, гордости Нидерландов, финансировало не государство, а Амстердамский университет и частные фирмы. Ежи повезло, что он нашел на борту медикаменты – в коробочках, с хорошо сохранившимися этикетками фирмы изготовителя. Оказалось, что эта фирма существует и по нынешний день. Она то, в рекламных целях, и профинансировала его работы. И скажу вам не плохо. Можете представить себе рекламу этой фирмы, типа: «Наши лекарства, полежав под водой 250 лет, все равно годны к употреблению». Сам же Ежи после того, как работы на «Амстердаме» были закончены, «подрабатывал» подводным археологом у французов…Так что, хлеб подводного археолога и на Западе, без масла.

В работах на общественных началах, по поискам останков древнеримского моста недалеко от голландского города Неймеген довелось принять участие и мне. На них пригласил меня мой давнишний приятель, известный подводный кинооператор и фотограф, Хенри Хоогевуд. Объект был, с исторической точки – значимый, но государство раскошелится не поспешило. Ныряли на мост профессионалы (5-6 человек), съехавшиеся со всей страны (впрочем, что там ехать то, по Голландии), просто «за интерес». Зафиксировали несколько опор и отдельные находки. Поистине, любознательность человека, не знает границ.Такая де ситуация была и у немцев, насколько я слышал, так же обстояло дело и у Джоджа Басса – всемирно известного американского ученого, одного из основателей Бодрумского музея подводной археологии в Турции. Во всяком случае, он сам писал об этом мне. Его уникальные многолетние исследования финансировали географические общества (США), частные фирмы и общественные организации. Забавно, но и по сей день, примерно раз в год, мне приходят письма от различных авторитетных, в том числе и международных, подводных археологических центров и институтов, с просьбой оказать финансовую помощь в исследовании того, или иного памятника. Письмо стандартное, и отправлено оно по всей видимости сотням организаций и подводным археологам, попавших в международный банк данных. Наверное, это даёт желаемые результаты. Иначе, подводная археология давно исчезла и как наука, и как профессия.

Ну а российских проблемах и говорить не приходится. Не припомню ни одного случая, чтобы подводные археологические исследования у нас финансировались государством. И это при том, что мы гордо заявляем: Россия – великая морская держава. Еще в советское время подводная археология с трудом пробивала себе путевку в жизнь. Но тогда ее развитие тормозили академические структуры: принять новое всегда сложно. Хотя у истоков отечественной подводной археологии и стояли такие известные и маститые фигуры, как профессор Р.А. Орбели, и профессор В.Д. Блаватский. А сейчас вообще наступило время научной фантастики. Пожалуй, проще получить финансирование на поиски мифической Атлантиды где ни будь в атлантическом океане, чем на конкретные подводные археологические исследования в российских водах. И что самое грустное, обтекаемость российского законодательства позволяет добывать со дна морского исторические реликвии всем, кому не лень. Но это – тема отдельной статьи. А пока будем надеяться, что разум и уважение к истории нашего Отечества возобладают.



[i] Водоизмещение 1200 тонн, длина 42,5 метра, ширина 11,8 метра, осадка – 4,5 метра, высота грот мачты 48,5 метра, 21 парус на трех мачтах. Экипаж – 203 человека и 127 солдат морской пехоты

 
« Пред.   След. »
© 2017 Московский Подводно-Археологический Клуб
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.