Московский Подводно-Археологический Клуб
Главное меню
Главная страница
Законодательство
Фотогалерея
English version
Обратная связь
Помощь проекту
Экспедиции
Библиотека
Литература
Наука
Публицистика
Самиздат
Журнал "Вопросы подводной археологии"
Последние новости
Популярное
Зеленко С.М. Итоги исследований подв-археол. экспедиции Киевского университета имени Тараса Шевченко Печать

Зеленко С.М. Итоги исследований подв-археол. экспедиции Киевского университета имени Тараса Шевченко на Черном море в 1997-99 гг.

 

Восточноевропейский Археологический журнал № 3-4 (май июнь 2000)

 

     С 1997 года подводно-археологическая экспедиция Киевского университета имени Тараса Шевченко проводит обследование шельфовой зоны Восточного Крыма между мысом Киик-Атлама и Ай-Фока. Этот район привлекает внимание археологов уже давно, что связано с вопросом местонахождения античного Афинеона и средневековых Фулл, известных нам из письменных источников. На этом отрезке вдоль берега была обследована 100 метровая полоса шельфа. В результате были выявлены места скопления древних керамических изделий, что позволяет говорить о существовании прибрежных поселений на мысе Мальчин и на плато Тепсень.

 Основная масса находок, преимущественно VIII-X веков, была обнаружена возле крупного средневекового поселения на плато Тепсень. Подводные исследования дали возможность ввести в научный оборот новую коллекцию керамики его портовой части [Зеленко, 1997,1998]. При исследовании береговой полосы между мысом Меганом и Ай-Фока наш интерес привлекла информация о наличии керамики на дне бухты пгт.Новый Свет. Первый раз она прозвучала в кратком отчете о подводных археологических разведках 1957-58 года, которые провела группа первых аквалангистов г.Ленинграда под научным руководством заведующего античным и средневековым отделом Института археологии УССР - П.Н.Шульца [Пропп, 1958].

Следующее сообщение об этом месте дала подводная разведка археологической экспедиции под руководством профессора Московского университета В.Д.Блаватского. Она в 1960 году обследовала на корабле-тральщике "Лещ", предоставленным Черноморским флотом, ряд пунктов в Азовском и Черном морях, среди которых был и пгт.Новый Свет [Блаватский, Кошеленко, 1963, с.87-88]. Во второй половине 80-х и в начале 90-х годов археологические разведки в этом районе провела группа аквалангистов от Судакской экспедиции под научным руководством И.А.Баранова, который на основе полученного подъемного материала предположил наличие в бухте места кораблекрушения XIII-XIV века [Баранов, 1990, с.24-35]. В 1997-98 годах, подводные археологи Киевского университета имени Тараса Шевченко провели обследование состояния мест с остатками керамики зафиксированные разведками предыдущих лет в бухте Судак-Лимен [Зеленко, 1997,1998, с.8-10]. Наблюдение в течение двух полевых сезонов этого подводного археологического памятника и информация полученная от местных жителей показала, что он подвергается систематическому разграблению, как организованными группами, так и одиночными аквалангистами и находится на грани уничтожения. В связи с этим в 1999 году подводная археологическая экспедиция приступила к охранным исследованиям в бухте Судак-Лимен и продолжению разведки береговой полосы этого района по плану программы исторических исследований Киевского университета [Зеленко, 1999].

За последние десятилетия в мире накоплен большой опыт изучения подводно-археологических памятников. При исследованиях нами была применена общепринятая методика при изучении таких объектов. Она предусматривает визуальный осмотр дна, составление плана участка с разбивкой на квадраты, подъем находок с привязкой к плану, проведение послойных подводных раскопок по квадратам с графической фиксацией местоположения археологического материала. Визуальный осмотр дна показал, что территория с археологическим материалом занимает довольно большое пространство площадью 120х120 м. По сосредоточению находок керамики на поверхности дна её можно разбить на два участка. Участок №1, площадью 60х60 м расположен в западной части бухты под горой Коба-Кая в 50 метрах от берега. Керамический материал находится на глубине 8-10 м. По центру бухты на глубине 10-12 м расположен участок №2. Здесь была проведена разведка с выборочным сбором материала для определения его характера и датировки. Наиболее многочисленными среди находок являются два типа керамических сосудов. Первый - это амфоры с грушевидным туловом. Они имеют сглаженную поверхность, массивные уплощенные в сечении ручки, которые крепятся непосредственно под венчиком. Последний различается двумя вариантами: один в виде отложного воротничка, другой воронкообразный. Черепок светло-коричневый с лакунами от выгоревших органических частиц. На двух амфорах обнаружены клейма - одно на горле в виде небольшого кружка, другое на плече в виде незамкнутого овала. Два подобных клейма известны из находок в Измире и Серче Лимани [Günsenin, 1990, fig.43, pl.XXXIII].

На стенках и ручках этих амфор имеются и граффити в виде букв греческого алфавита и знаков. Одна из амфор сохранила пробку из сосновой коры. Мы располагаем фотографией почти целых амфор поднятых в начале 80-х годов аквалангистами клуба подводного спорта г.Пярну (Эстония) с этого места, что позволяет предположить, что мы имеем место с остатками кораблекрушения. Этот тип амфор широко распространен в Средиземноморье и бассейне Черного моря [Barnea, 1967, fig.161; Gьnsenin, 1990, pl.XXXIII-XXXVI, тип IIa,IIb; Hayes, 1992, тип 60, p.75, fig.26-4; Антонова и др. 1971, тип XXI, рис. 22; Якобсон, 1979, с.109-111; Паршина, 1991, с.76; Романчук и др. 1995, класс 43, с.68-70, таб.34]. Большинство исследователей относят эти амфоры к X-XI веку. В Херсонесе они обнаружены в комплексах последней трети X - первой половины XI века. Второй тип - это высокие стройные амфоры-кувшины с плоским дном. Они имеют вытянутое тулово с одной или двумя плоскими и широкими ручками. Венчик в виде однорядного и двухрядного валика. Внутренняя поверхность осмолена. Предполагается, что они служили тарой для перевозки нефти, которая использовалась для освещения. Характерной особенностью найденных кувшинов являются довольно толстые стенки, что не всегда характерно для этого типа. Имеются и граффити в виде точек и полос разного количества на ручках. Черепок оранжевого и коричневого цвета. Они датируются IX-XI вв. [Якобсон, 1979, с.75,78; Баранов, 1990, с.23; Паршина, 1991, с.76; Романчук и др, 1995, с.68-70, таб.34; Плетнева, 1996, с.11-12].

Помимо выше описанных, среди подъемного материала имеются амфоры VIII-X века. Это фрагменты амфор с яйцевидным рифленым туловом, коротким горлом, ручки присоединены верхним концом непосредственно под венчиком, в сечении они овальные с ребром на наружной плоскости, венчик в виде валика, цвет черепка коричнево-оранжевый. Подобные амфоры встречаются по всему побережью Северного Причерноморья в слоях VIII-X вв. [Якобсон, 1979, с.31; Баранов, 1990, с.26-31; Романчук, 1995, с.60, 133]. Другая амфора, найденная здесь, имеет высокое конусообразное горло, расширяющийся венчик с плоским верхним краем, на стенке мелкое зональное рифление, на ручках имеются продольное ребро. Черепок коричнево-оранжевый. Она относится к так называемому причерноморскому типу имеющему разные варианты. Находки известны в Херсоне, по Южному берегу Крыма и в Восточном Крыму [Фронджуло, 1968, с.138-141; Паршина, 1974, с.56-93; Якобсон, 1979, с.30-31; Седикова, 1994, с.435; Романчук, 1995, с.53, 132, 134]. В акватории бухты также встречены единичные экземпляры амфор и керамической посуды разных хронологических периодов от античности до средневековья.

Основные работы в 1999 году были сосредоточены на участке №1. Для проведения работ участок был разбит на полосы с помощью ходовых тросов, в которых перемещался квадрат. Это позволило ориентироваться и проводить привязку местоположения при сборе подъемного материала. В целях выяснения глубины залегания и характера материала исследование начали с двух площадок размером 4х4 метра. Они были заложены в местах наибольшего скопления керамики. При работе на этих площадках по мере выборки археологического материала на площадку накладывалась сетка для его привязки и зарисовки местоположения. Была проведена подводная фото и видеосъемки. Материал, поднятый с этого участка в бухте Судак-Лимен, свидетельствует о том, что мы имеем дело с остатками кораблекрушения, которые относятся к одному временному периоду. По предварительным данным груз корабля составляли: пифосы, амфоры, столовая и кухонная посуда, стеклянные изделия и поливная керамика.

Вызывает интерес наличие пифосов среди груза корабля. Это еще один факт, подтверждающий использование пифосов в качестве самой вместительной тары в морской торговле, что практиковалось еще с античного времени, и было продолжено в средние века. Известны находки античных фрагментов синопских пифосов в Херсонесе и Ольвии, колхидских в Нимфее, и средневековых таманско-крымских в Саркеле [Скуднова, 1952, с.242; Плетнева, 1996, с. 155]. Исследователь Соколовский Н.И. считает, что они служили в качестве тары для перевозки смолы и воска [Соколовский, 1971, с.37]. Среди наших находок пифосы представлены двумя видами. Первый - гладкостенный с массивным венчиком и украшенный под ним по окружности валиком с пальцевыми вдавливаниями. Черепок светло красный с включениями крупных блесток слюды. Второй тип - имеет желобчатую поверхность. Черепок светло коричневый с включениями крупных блесток слюды и песка. Аналоги этих типов пифосов известны из раскопок Херсонеса в слоях XII-XIII века [Якобсон, 1966, с.199-200]. Большая коллекция импортных пифосов с подобными медальоновидными налепами на горле известна из раскопок средневековых поселений в районе Новороссийска. Они встречены там, как единичными находками, так и целыми складами расположенными у берега моря. Один из таких складов насчитывает свыше 60 экземпляров [Дмитриев, 1982, с.73-75]. Исследователь датирует находки первой половиной XIII века и связывает их с расцветом Трапезундской империи в это время, вероятно, имевшей свои колонии на Таманском полуострове. Большинство амфор поднятых с исследуемого участка принадлежит к широко распространенному в Причерноморье в позднем средневековье типу [Антонова и др. 1971, с.94,  тип XXIII; Романчук и др. 1995, класс 44, таб. 35, класс 46, таб. 37; Günsenin, 1990, тип IV, ], а именно - "грушевидным амфорам с дугообразными ручками". Они имеют короткое, почти не выраженное горло без венчика. Ручки, овальные в сечении, охватывают горло, поднимаясь вверх, и опускаются на самую широкую часть тулова. Корпус покрыт полностью или в большей своей части ровным, нешироким рифлением. Черепок плотный, красного цвета различных оттенков. Дно округлое. Найдено несколько экземпляров с плоским дном. Некоторые амфоры в верхней части покрыты светлым ангобом. Размеры амфор сильно различаются между собой. На большинстве амфор, которые были под слоем песка, сохранились пробки из сосновой коры.

На многих экземплярах, на ручках и стенках, встречаются граффити. Они представляют собой буквы или сочетания букв греческого алфавита, монограммы, черточки и точки, знаки, очевидно представляющие условные символы. Отдельные фрагменты амфор покрыты ими почти сплошь, что указывает на неоднократное использование их в качестве тары. На трех амфорах в нижней части ручки имеются клейма в виде розетки и более сложного рисунка. Клейма на позднесредневековых амфорах встречаются довольно редко и находят их преимущественно на амфорах с дуговидными ручками. В Таврике они происходят из раскопок последних лет Партенита, Алушты, Судака. Известны они в Азове, средневековом Белгороде на Днестре, на Таманском городище. Наиболее распространенным среди клейм является клеймо в виде восьмилепестковой розетки. Н.Гюнсенин приводит три клейма, аналогичные нашему (Istanbul, Sinop, P.Iberique) [Günsenin, 1990, fig.43, pl.LXIV-LXV; Demangel, Mamboury, 1939, fig.63,201]. Клеймо совершенно идентичное нашему в виде двух розеток происходит из Константинополя [Hayes, 1992, p.77, fig.19,27, pl.14,19]. Аналогия клейму имеется в находках Таманского городища [Волков]. Клеймо встречено впервые. Широкое распространение в XII-XIII веке в Восточном Средиземноморье и бассейне Черного моря сосудов этого типа неоднократно подчеркивалось исследователями керамической тары [Якобсон, 1979, с.111-113; Романчук и др. 1995, с.73-79; Паршина, 1991, с.88, рис.6; Мыц, 1991, с.97, рис.34; Чангова, 1959, с.258, рис.12,13; Barnea, 1967, p.267, fig159; Demangel, Mamboury, 1939, fig.197,198; Megav, 1972, p.334, fig.23].

Вопрос о месте производства этих амфор до настоящего времени остается дискуссионным. Н.Гюнсенин, рассматривая эволюционный ряд сосудов этого типа, считает, что центром производства их является Ганос, где обнаружено огромное количество керамического боя [Günsenin, 1992, p.197-202]. И.В.Волков считает этот тип производством мастерских Трапезунда или его окрестностей [Волков, 1993, с.89-90]. Находки этих амфор настолько многочисленны в центрах Северного Причерноморья, например в Херсонесе и Азове, что это дало повод отдельным исследователям относить их к местному производству [Антонова и др., 1971, с.96-97; Гуревич, 1986]. Нам кажется, что нельзя исключать такую возможность, что существовало несколько центров производства данных сосудов, т.к. имея достаточно четкую по пропорции и отдельным деталям форму, они различаются по качеству черепка. О содержимом этих амфор судить трудно. Такие вместительные контейнеры применяли для перевозки жидких и сыпучих продуктов. Целесообразно было перевозить в них вино, тем более, что из письменных документов известно о крупномасштабной торговле вином Трапезунда в бассейне Черного моря в XIII веке. Нам пока не удалось зафиксировать винный камень ни в одной из наших находок. Правда это можно объяснить их нахождением в воде. Возможно дальнейшие исследования помогут осветить этот вопрос. Второй тип представлен маленькими толстостенными амфорами высотой 30-35 см. Они имеют веретенообразный корпус со сглаженной или бороздчатой поверхностью, конусообразное горло, заканчивающееся слабо выраженным валикообразным венчиком. Ручки, овальные в сечении, сильно вытянутые вверх и иногда раздвинутые слегка в стороны. Черепок плотный светло красного цвета. Этот тип амфор, но более крупных размеров широко распространен, как в бассейне Черного моря так и в Средиземноморье  [Günsenin, 1990, тип III; Hayes, 1992, с.76, тип 61, рис. 10,11,26; Антонова и др. 1971, тип XXII; Романчук и др. 1995, класс 48, тип 34,36.41,43-44]. На внутренней поверхности имеются остатки смолы. Содержимым этих сосудов вполне мог быть ладан - ароматическая смола, получаемая из надрезов тропических деревьев произрастающих в восточной части Средиземноморья и восточной части Азии. Небольшой размер этих контейнеров, толстые, прочные стенки, как нельзя лучше подходят для перевозки подобного вещества морским путем. Ладан широко применялся в средние века в религиозных ритуалах, поэтому не случайны находки этих амфор при храмах и монастырях, а также граффити на одном из наших сосудов в виде креста. Подобные амфоры были найдены в комплексе с поливными тарелками XIII века на укрепленном монастыре с удобной бухтой в урочище Димитраки, недалеко от Судака [Баранов, 1982, с.242-243], в Херсонесе в слое пожара третей четверти XIII века  [Рыжов, 1997, с.4], в Алустоне две подобные амфоры найдены в 1968 году в слое XII-XIII века  [Мыц, 1989, рис.153]. Встречаются они и на территории Болгарии [Георгиева, 1985, с.138]. Следует отметить, что находки сосудов такого типа на поселениях и городищах единичны, в отличие от других типов амфор.

В Таврике известен и другой вариант сосудов предназначенных для малой расфасовки. Это таких же размеров небольшие амфоры, также имеющие веретенообразный корпус, но отличающиеся от выше описанных иной модификацией горла - более короткого и широкого и слегка расширяющегося кверху и ручки у них не поднимаются кверху, а крепятся на уровне горла под венчиком. Один экземпляр подобной амфоры происходит из раскопок усадьбы XIII века на городище Эски-Кермен [Паршина, 1979, с.16], два других из раскопок крепости Исар-Кая и Алушты [Мыц, 1991, с.97]. Третий экземпляр найден в Керчи, где он был использован в качестве голосника в церкви Иоанна Предтечи [Якобсон, 1979, рис.43,1б]. В связи с пересмотром времени сооружения этого храма А.Н.Комечем и Ю.С.Асеевым, эту амфору следует относить не к IX-X веку, а к XIII-XIV. Аналогии второму варианту известны в Константинопольских находках [Günsenin, 1990, pl.LXXII 3b, LXXVI 6a,7, LXXXV 3a]. В XIII веке торговля итальянских купцов сводилась в основном к торговле специями, среди которых ароматические смолы занимали не последнее место [Карпов, 1990, с.110-113]. Ладан поставляли в Южное и Северное Причерноморье из Египта (Александрия) и восточной части Азии. С середины XIII века большое значение в морской торговле специями приобретает Тавриз, в нем аккумулировались различные специи (лаванда, гвоздика, мускат, орех, благовонные смолы и т.д.) перед их доставкой в порты Южного Причерноморья. Из Тавриза получали лучший ладан, чем из Египта, хотя доставка этих товаров обходилась дороже, но это окупалось тем, что они облагались более низкими налогами. Регулярная караванная связь между Тавризом и Трапезундом способствовала развитию этой торговой линии. По данным Рубрука с середины XIII века существовала регулярная торговля специями по линии Синопа - Солдайя. Третий тип - это небольшие амфоры (около 40 см) с яйцевидным туловом, невысоким маленьким горлом с овальным венчиком. Ручки уплощенные, крепятся непосредственно под венчиком. Корпус по плечику и часто в нижней части имеет четкое неглубокое рифление.

Эти амфоры имеют характерное дно - округлое по краям, а по центру вогнутое внутрь. Черепок светло коричневого цвета с многочисленными мелкими блестками. Следует отметить довольно тщательное изготовление этих сосудов и то, что на всех фрагментах амфор сохранилось содержимое в виде смолообразного осадка коричневого цвета на стенках и донышках, толщиной от 0,2-0,5 см. В остатках этого вещества в одном сосуде обнаружены зерна. По определению палеоботаников эти зерна представляют собой мумифицированную оболочку проса. Нам кажется, что это могли быть остатки кипера, известного из византийской энциклопедии X века: "У кипера, называемого некоторыми зерна, листья похожи на перышки еще молодого порея, стебель, как у ситника, но еще тоньше, на верхушке находятся семена, как у проса. Корень черный, как косточка маслины, на вкус ароматный" [Геопоники, 1960, с.59]. Кипер употреблялся в древности для приготовления определенных сортов оливкового масла: "Как готовить масло, похожее на истрийское. В масло из незрелых маслин или какое-нибудь другое хорошее масло всыпь девясила, сухих лавровых листьев и сухого кипера, разумеется, все это истолкши, растерши и просеяв через сито и подбавя, разумеется, поджаренную и измельченную соль. Затем хорошенько все перемешай, дай отстояться и дня три или больше следи за ним; на третий день закрой его на одну треть крышкой. Это так называемое ливирнийское или, что то же самое, истрийское масло" [Геопоники, 1960, с.169]. Возможно, что в найденных амфорах перевозилось оливковое масло особого сорта. На амфорах, которые были под слоем песка, сохранились пробки из сосновой коры. Аналогию этой амфоры мы находим в монографии Дж. Хейса о находках при раскопках в Стамбуле в слоях XIII века [Hayes, 1992, p.76].

Далее среди находок мы можем выделить столовую и кухонную посуду. Это небольшие горшки с шарообразным корпусом, широким плоским дном, с небольшим венчиком в виде раструба иногда имеющим слив. Как правило, эти сосуды имеют одну плоскую ручку (реже две), прикрепленную верхним концом к краю венчика, который в большинстве случаев имеет треугольное сечение. Черепок варьирует от красного до темно красного, коричневого цвета. Интересен один горшок, имеющий два граффити: на стенке и сверху ручки  - явление крайне редкое на сосудах подобного типа. По внешнему виду можно выделить посуду, которая была в употреблении и ту, которая по видимому предназначалась для продажи. Аналогии такой посуды мы находим по всему побережью Черного моря в средние века и по раскопкам Константинополя [Якобсон, 1950, с.109-111; Якобсон, 1979, с.117; Паршина, 1981, с.81; Rice, 1959, fig.22].

Стеклянные изделия нашей коллекции представлены колбообразными сосудами с узким завершающимся раструбом горлом, в том числе декорированного толстыми нитями синего стекла. Их неоднократно находили при археологических раскопках в Италии, Германии, Франции, Венгрии, чаще всего в слоях XIII века [Katalen..,1986, fig.3]. Другой вид составляют фрагменты открытых сосудов большого диаметра с выпуклым оплавленным краем, сильно вогнутым коническим в сечении дном на полом кольцевом поддоне. Третий вид стеклянных изделий составляют цилиндрические стаканы. Наибольший интерес представляет стакан, украшенный капле видными налепами с вогнутым коническим дном на напаянном декорированными защипами поддоне. Они часто встречаются при раскопках археологических памятников в Южной Германии, Италии, Швейцарии, Венгрии, где датируются второй половиной XIII века [A travers..., 1989, p.197-198. fig.136,138,139; Katalen..,1986, fig.4,8]. Стаканы такого типа опознаваемы в немецких манускриптах начала XIV века [Manessischen.., planche LXXX].

Все сосуды выполнены из чистого светлооливкого стекла без признаков выветривания. На наш взгляд они составляют единую группу, датирующуюся второй половиной XIII века и происходят скорее всего из стеклодельных мастерских Италии. В письменных источниках сохранились упоминания о поставках стеклянных изделий в порты Крыма [Balard, 1978, p.397,441-442,835-841; Tiepolo,1981, p.102]. Вторую по численности группу после амфор составляет глазурированная красноглиняная керамика, представленная целыми сериями однотипных изделий. По форме они различаются на открытые сосуды - блюда, миски, тарелки, чаши, пиалообразные или широкие, неглубокие чашки, кубки, нескольких вариантов и закрытые - это кувшины. Последних в процентном соотношении значительно меньше. Основная часть коллекции состоит из открытых сосудов на невысоком кольцевом поддоне изготовленные из монолитного куска глины путем аркообразной выемки, покрытых по белому ангобу желтой или зеленой поливой различных оттенков и украшенных врезными горизонтальными или волнистыми линиями, подчеркивающими форму предмета, т.е. по венчику, бортику, ребру, дну и т.д. В центре этих сосудов, чаще всего помещены две концентрические окружности или спиралевидный завиток. Иногда встречается более сложный декор в виде геометрических или стилизованно-растительных фигур (перо, пальметта) - возможно представляющих определенную символику. С внешней стороны миски и кувшины нередко украшены росписью белым ангобом в виде горизонтальных или волнистых линий. Другой вид поливных изделий, также относящихся к XIII веку, имеет иной поддон, выполненный прикреплением профилированного кольца, и иной характер декора - штамп или геометрический орнамент в технике сграффито. Они представлены единичными экземплярами.

Письменных источников о торговле керамическими изделиями чрезвычайно мало. В перечне товаров экспортируемых итальянскими купцами по сохранившимся документам данные о торговле керамикой отсутствуют [Карпов, 1990]. Однако наземные археологические раскопки свидетельствуют о значительном импорте керамических изделии, особенно художественной поливной керамики в Северное и Западное Причерноморье [Якобсон, 1978, с.148-159, 1979, с.119-120; Мициашвили, 1985, с.3-18; Залесская, 1985, с.3-15]. В средневековых ­слоях крупных центров Таврики - Херсонесе, Симеизе, Горзувитах, Партените, Алустоне, Солдайе, Каффе и т.д. широко представлена византийская белоглиняная расписная или украшенная резным штампом керамика X века, так и более поздняя белоглиняная, расписанная окислами металлов и красноглиняная, украшенная врезным орнаментом XIII века. Поступали они в города Крыма, скорее всего, морским путем. В частности, аналогичные нашей серии блюдо и кувшинчик расписанный ангобом найдены в Херсонесе в закрытом комплексе в слое пожара, который относят к 1278 году, связывая этот слой с завоеванием Ногаем Херсона [Рыжов, 1987; Мыц, 1997, с.65-67].

Известна эта керамика и за пределами Таврики. Ее широкое распространение в Восточном Средиземноморье и бассейне Черного моря является свидетельством производства одним или несколькими центрами для широкого экспорта. Центром производства византийской поливной керамики принято считать районы Константинополя и ­северо-западную часть Малой Азии (Никею - Никодимию) - районы богатые глиной и имеющие глубокие традиции керамического производства [Якобсон, 1979, с.120; Медведев, 1963, с.270]. В последнее время центром производства данной группы глазурированной керамики считают Никею и датируют ее XIII веком [François, 1997, p.413-416]. Существенно дополняют информацию о торговле керамическими изделиями данные, полученные в результате подводных археологических исследований. Так груз корабля IV века н.э., потерпевшего крушение у Ясси Ада, составляли амфоры, столовая и кухонная посуда, керамические светильники и стеклянные изделия [Bass, van Doorninck, 1971, p.27-37]. Раскопки затонувшего в начале XI века в Серче Лимани (Турция) возле о. Кос корабля показали, что помимо основного груза - стеклянных сосудов, насчитывавших до 10 тысяч экземпляров, на корабле везли глазурированные блюда и чаши с орнаментом сграффито [Bass, 1979, p.36-43]. На затонувшем судне середины XII века возле о.Пелагос, входящего в группу островов Северные Спорады, было обнаружено 15 сотен единиц фрагментов и целых изделий глазурированной керамики с орнаментом сграффито. Наконец, обломки кораблекрушения начала XIII века у берегов Турции, на морском торговом пути ведущем от Кипра к Родосу, содержали византийскую керамику с орнаментом сграффито, расписанную ангобом и одноцветной глазурью [Franзois, 1995, p.140].

Помимо серийных находок, с данного участка подняты единичные экземпляры амфор, столовой и поливной посуды, синхронные перечисленным выше группам, которые можно рассматривать как личное имущество команды корабля. Помимо этого находившиеся на корабле пассажиры (купцы или путешественники) закупали всевозможные товары, необходимые для поездки, которые не входили в группы изделий, предназначенных для торговли. Подтверждение этих фактов имеется в письменных источниках, правда относящихся к более позднему времени XIV-XV вв., где отмечается, что итальянские пассажиры приобретали различные вещи, в том числе керамические тарелки, чашки, большие кувшины и т.д. Подробно эти источники рассмотрены Вероникой Франсуаз [François, 1995, p. 140].

В средневековых слоях крупных центров Таврики - Херсонесе, Симеизе, Горзувитах, Партените, Алустоне, Солдайе, Каффе и т.д. широко представлена византийская белоглиняная расписная или украшенная резным штампом керамика X века, так и более поздняя белоглиняная, расписанная окислами металлов и красноглиняная, украшенная врезным орнаментом XIII века. Поступали они в города Крыма, скорее всего, морским путем. В частности, аналогичные нашей серии блюдо и кувшинчик расписанный ангобом найдены в Херсонесе в закрытом комплексе в слое пожара, который относят к 1278 году, связывая этот слой с завоеванием Ногаем Херсона [Рыжов, 1987; Мыц, 1997, с.65-67]. Известна эта керамика и за пределами Таврики. Ее широкое распространение в Восточном Средиземноморье и бассейне Черного моря является свидетельством производства одним или несколькими центрами для широкого экспорта. Центром производства византийской поливной керамики принято считать районы Константинополя и северо-западную часть Малой Азии (Никею - Никодимию) - районы богатые глиной и имеющие глубокие традиции керамического производства [Якобсон, 1979, с.120; Медведев, 1963, с.270]. В последнее время центром производства данной группы глазурированной керамики считают Никею и датируют ее XIII веком [François, 1997, p.413-416]. 1995, p.140].

В последние десятилетия в результате комплексных научных исследований структуры и динамики прибрежных вод, берегов, дна и атмосферы в бассейне Черного моря получены новые данные, которые могут помочь лучше понять специфику древнего мореплавания [Блатов, Иванов, 1992]. Применение современных навигационных приборов и компьютерная обработка этих данных позволяют получать гидрологическую и климатическую карту необходимую для понимания условий навигации в исследуемом районе. Так для Судакской бухты преобладающий ветровой режим восточного направления делает район возле горы Коба-Кая (пгт.Новый Свет) особенно опасным для парусных судов. В тоже время, следующая за горой бухта Голубая позволяет спокойно отстаиваться в непогоду. Даже современные суда, как описывает такую ситуацию во время проведение подводной археологической разведки в этой бухте В.Д.Блаватский, не застрахованы от опасности возле горы Коба-Кая [Блаватский, Кошеленко, 1963, с.88].

В заключение следует сказать, что подавляющее большинство товаров, представляющих груз корабля относится ко второй половине XIII века. Владельцами судов (нав, кокк, больших галер) и их нанимателями для дальних перевозок, как правило, были итальянцы [Еманов, 1990, с.43-45]. В связи с дискуссионной проблемой о месте производства той или иной группы керамики, сложно ответить на вопрос в каких портах совершалась погрузка корабля, за исключением, может быть, Никеи (средиземноморский регион) и одного из портов Италии.

Поднятый археологический материал показал, что корабль затонул вследствие пожара. Слой песка, закрыв место кораблекрушения, сохранил на многих сосудах следы горения - спеченные от большой температуры фрагменты амфоры, на донышках поливных чаш имеется довольно значительный слой нагара и золы - вероятно, они были упакованы в целях сохранения ветошью. В начале XIII века морская торговля в Восточном Средиземноморье была почти полностью под контролем итальянских купцов. Три итальянских республики Генуя, Пиза и Венеция занимали лидирующие положение среди торговых факторий и государств. Итальянские корабли практически были единственным средством транспортировки грузов и пассажиров на дальние расстояния. Особенно эксплуатировались итальянскими купцами две главные морские дороги. Первая до Константинополя проходила от Генуи или Пизы через Мессинский пролив, затем вдоль побережья Пелопоннеса до Фессалоник и далее через Дарданеллы в Перу. Второй морской путь шел из Италии в Александрию и Сирию через Родос и Кипр. С 1261 года морской путь итальянцев удлиняется до Таны, захватывая бассейны Черного и Азовского моря. Начиная с Перы, морской путь разделяется на два направления. Западный идет вдоль болгарских берегов до Вечины и Монкастро и доходит до Херсонеса (Крым). Второй путь (восточный) от Перы (или Константинополя) через Синоп и Трапезунд до Таврики и Таны. Помимо каботажного плавания существовало два кратчайших пути через Черное море известных еще мореплавателям с времен античности [Максимова, 1954, с.45-57; Гайдукевич, 1969, с.11-19]. Один от Синопы до Балаклавы (Чембало), другой от Трапезунда до Солдайи.

Определенные пункты следования на морском пути из Средиземного моря в Черное, такие например, как Неаполь, Лесбос, Хиос, Родос, Фессалоники, Пера, Вечина, Ираклия Понтийская, Синоп, Трапезунд, - являлись крупными портами оборудованными складами и удобными стоянками имеющими свою торговую администрацию. Ареал распространения, как амфорной тары так и поливных изделий, наглядно иллюстрируют черноморско-средиземноморский торговый путь. Эти находки, обнаруженные в достаточно отдаленных друг от друга центрах, лежат как бы на одной линии связывая эти два моря и показывают какие центры были в большей или меньшей степени задействованы в этой торговле.  С падением Константинополя (1204 г.) венецианские купцы появляются в портах Таврики. Самый ранний документ - текст торгового контракта в котором конечным пунктом названа Солдайя относится к 1206 году [Marozzo della Rocca R, 1940, p.18-19]. С этого времени начинается собственно итальянская колонизация Таврики, которая на первом этапе проходила мирно, путем экономической экспансии. Если после перемирия в 1238 году между Генуей и Венецией заключен договор по которому распределялись сферы влияния в Средиземном море, то в бассейне Черного моря имелась тенденция закрепиться в основных торговых центрах Таврики. Так в Солдайе побывал известный венецианский путешественник Марко Поло, а его дядя в 1250 году приобретает здесь дом, в 1260 году сюда прибыли братья Никколо и Маффео Поло. В 1253 году Солдайю посетил Гильом Рубрук. Генуэзцы приобретают квартал в Каффе и получают после нимфейского договора 1261 года право плавания в Черном море без всякого имущественного и личного обложения [Еманов, 1982, с.64-65]. Со второй половины XIII века торговля на Черном море, как говорилось выше, стала монополией итальянских купцов, среди которых не было единства. Особенно острое противоборство было среди трех основных морских республик: Венеции, Генуи и Пизы [Еманов, 1982, с.62-68; Карпов, 1990, с.300-316.]. В 70-х годах XIII века обострились отношения между Генуей и Пизой, что сказалось и на черноморском регионе. Письменный источник сообщает, что возле Синопы пизанская галера пыталась перехватывать торговые суда Генуи. Но 14 августа 1277 года была побеждена и сожжена генуэзской галерой в морском сражении на виду у Солдайи [Belgrano, 1926, T.4, p.180]. Мы не можем пока твердо утверждать, что это сообщение относится к нашему кораблекрушению. Но такие факты, как исследуемый нами корабль погиб от пожара во второй половине XIII века недалеко от Солдайи, груз корабля составляли амфоры и керамическая посуда из Средиземноморского региона, стеклянные изделия итальянского производства - все же наводят на определенные размышления.

Подводя итоги подводных исследований 1997-99 гг. в бухте пгт. Новый Свет в заключение следует отметить:

-          в бухте обнаружены два кораблекрушения нач. XI и конца XIII века;

-          груз корабля XIII века составляла амфорная тара с маслом и ладаном;

-          в качестве товара перевозилась поливная керамика, столовая и кухонная посуда;

-          в акватории бухты обнаружены единичные находки античного и раннесредневекового материала, свидетельствующие о освоении этой бухты еще с древности.

Археологические материалы, полученные в ходе подводных исследований нашей экспедицией являются конкретным вкладом для определения историко-культурных связей данного региона Таврики.

Литература.

  1. Антонова И.А., Даниленко А.И., Ивашута Л.П., Кадеев В.И., Романчук А.И. 1971. Средневековые амфоры Херсонеса // АДСВ Сб.7.
  2. Блаватский В.Д., Кошеленко Г.А. 1963. Открытие затонувшего мира. М.
  3. Баранов И.А. 1990. Таврика в эпоху раннего средневековья. К.
    Баранов И.А. 1990. Отчет об археологических раскопках в Судакской крепости и на мысе Ай-Фока близ пос. Морское в 1990 г. Архив ИА АН УССР. №1990/23.
    Баранов И.А, Майко В.В. 1992. Отчет об археологических исследованиях в Судакской крепости и в бухте Лимена-Судак в 1992 г. // Архив КФИА НАН Украины.
  4. Блатов А.С, Иванов В.А. 1992. Гидрология и гидродинамика шельфовой зоны Черного моря. Киев.
  5. Волков И.В. 1993. О происхождении и эволюции некоторых типов средневековых амфор // Донские древности. Вып.1. Азов. Волков И.В. ( в печати). Трапезундские керамические клейма из Азова.
  6. Гайдукевич В.Ф. 1969. О путях прохождения древнегреческих кораблей в Понте Эвксинском // КСИА №116.
  7. Георгиева С. 1985. Грънчарство // Средновековният Червен. - София. Том 1.
  8. Геопоники. Византийская сельскохозяйственная энциклопедия X в.1960. М-Л.
  9. Гуревич Ф.Д. 1986. Византийский импорт в городах Западной Руси в ХII-XIII вв. // ВВ. Т.47.
  10. Дмитриев А.В. 1982. Средневековые пифосы из Новороссийска и его окрестностей // Тезисы докладов конференции по археологии Северного Кавказа (XII Крупновские чтения). М.
  11.  Залесская В.Н. 1985. Византийская белоглиняная расписная керамика. Л.
  12.  Зеленко С.М. 1997. Отчет о работе подводной археологической экспедиции на шельфе между мысом Киик-Атлама и мысом Меганом в 1997 году. Архив кафедры археологии и музееведения Киевского университета имени Тараса Шевченко. Зеленко С.М. 1998 Отчет о работе подводной археологической экспедиции на шельфе между мысом Киик-Атлама и мысом Меганом в 1998 году. Архив кафедры археологии и музееведения Киевского университета имени Тараса Шевченко.
    Зеленко С.М. 1999 Отчет о работе подводной археологической экспедиции в бухте пгт. Новый Свет в 1999 году. Архив кафедры археологии и музееведения Киевского университета имени Тараса Шевченко.
  13. Еманов А.Г. 1982. К вопросу о ранней итальянской колонизации Крыма // СПб. Византия и ее провинции. Свердловск. Еманов А.Г, Попов А.И. 1988. Итальянская торговля на Черном море в XIII-XV вв. // СПб. Торговля и мореплавание в бассейне Черного моря в древности и средние века. Ростов на Дону.
  14. Карпов С.П. 1990. Итальянские морские республики и Южное Причерноморье в XIII-XV вв.: проблемы торговли. М.
  15. Максимова М.И. 1954. Краткий путь через Черное море и время его освоения греческими мореходами. М. МИА №33.
  16. Медведев А.М. 1963. Ближневосточная и золотоордынская поливная керамика из раскопок в Новгороде // М-Л. МИА-117.
  17. Мициашвили М.Н. 1985. Полихромная поливная керамика как источник установления культурных связей XII-XIV вв. // Тбилиси. Материалы I симпозиума по проблеме "Полихромная керамика Закавказья".
  18.  Мыц В.Л. 1989. Отчет о раскопках средневековой крепости Алустон в 1988 г. Симферополь. Мыц В.Л.1991.Укрепления Таврики X-XVвв. К.
    Мыц В.Л. 1997. О дате гибели византийского Херсона: 1278г. // Тезисы докладов международной конференции "Византия и Крым". Симферополь.
  19.  Паршина Е.А. 1974. Средневековая керамика Южной Таврики // Феодальная Таврика. К.
    Паршина Е.А. 1979. Отчет о раскопках на Эски-Кермене в 1979 году. Архив ИА НАН Украины. Паршина Е.А. 1991. Торжище в Партенитах // Византийская Таврика. К.
  20. Плетнева С.А. 1996. Саркел и "шелковый" путь. Воронеж.
  21. Пропп М.В. 1958. Отчет о подводных археологических разведках в районе Нового Света Крымской области. 1957-1958гг. Архив кафедры археологии и музееведения Киевского университета имени Тараса Шевченко.
  22.  Романчук А.И, Сазанов А.В, Седикова Л.В. 1995. Амфоры из комплексов византийского Херсона. Екатеринбург.
  23.  Рыжов С.Г. 1987. Отчет о раскопках в Северном районе Херсонеса квартала X А в 1987 г. Архив НЗХТ д.2771. Рыжов С.Г. 1997. Отчет о раскопках квартала X Б в 1997г. Архив НЗХТ.
  24. Седикова. Л.В. 1994. Керамические печи в IX в. Херсонесе // МАИЭТ вып.IV. Симферополь. Скуднова В.М. 1952. Находки колхидских монет и пифосов в Нимфее // ВДИ №2.
  25.  Соколовский Н.И. 1971 Деревообрабатывающее ремесло в античных государствах Северного Причерноморья // МИА №178.
  26. Чангова Й. 1959. Среднвековни амфоры в България // ИБАИ, XXII.
  27.  Фронджуло М.А. 1968. О раннесредневековом ремесленном производстве в юго-восточном Крыму // Археологические исследования средневекового Крыма. К.
  28. Якобсон А.Л. 1950. Средневековый Херсон (XII-XIV вв.). МИА №17.
    Якобсон А.Л. 1966. Средневековые пифосы Северного Причерноморья // СА №2.
    Якобсон А.Л. 1978. Средневековая поливная керамика как историческое явление. М. ВВ.
    Якобсон А.Л. 1979. Керамика и керамическое производство средневековой Таврики. Л
    .
  29. A travers le verre du moyen age a la renaissance. 1989. Balard M. 1978. La Romanie gйnoise (XII-e - dйbut du XV-e siиcle). Rome. Barnea I. 1967. Ceramice de import // Dinogetia Asezarea feodala timpurie de la Bisericuta-Garvan // Bucurecti. Bass George F., Fredrick H. van Doorninck, Jr. 1971. "A Fourth-Century Shipwreck at Yassi Ada" // American Journal of Archaeology №75. Bass George F. 1979. "The Shipwrecks at Serзe Limani, Turkey"// Archaeology 32. Belgrano L.T. 1926. Annali genovesi di Caffaro e de'suoi continuatori. Roma. Demangel R., Mamboury E. 1939. Le Quartier des Manganes et la premiere region de Constantinople. Paris. Günsenin N. 1990. Les amphores byzantines (Xe-XIIIe siиcles) typologie, production, circulation, d'aprиs les collections Turques. Paris. Vol.II. Günsenin N. 1992. «Ganos»: bin yildir sarap ve amphora ureten «Kutsal Dag» // Turk arkeoloji dergisi. Ankara. N30. Hayes J.W. 1992. The Pottery. Excavations at Saraзhane in Istanbul. Princeton. Katalen Holl-Lyurly Ihe Use of Glass in medieral Hungary. 1986. (JLJ vol.28) Manessischen Liederhandschrift: Minnesanger von Buchheim, planche LXXX. Marozzo della Rocca R 1940. Documenti del commercio Veneciano net secoli XI - XIII.Torino.p. 8-19 Megaw A.H.S. 1972. Supplementary Excavations on a Castle Site at Paphos, Cyprus // DOP, vol.26. Rice T. 1959. The great palace of the Byzantine emperors (second reports) Brick stamps and pottery. Tiepolo M.-F. 1981. Fonti archivisticoe meno note sui rapporti tra Venezia e le regioni del mar Nero // Byzantinobulgarica. T.7. Veronique François. 1995. La ceramique Bizantine a Thasos // Etudes Thasienness XVI. (Ecole francaise d'athenes). Veronique François. 1997. Les ateliers de ceramique byzantine de Nicee/Iznik et Leur production (X-debut XIV siиcle) BCH 121/1 (1997)

 

p.s. Рисунки данной статьи не стал размещать, ввиду их полной не читаемости.

 

 

 

 

 

 

 

 

 
« Пред.   След. »
© 2017 Московский Подводно-Археологический Клуб
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.