Московский Подводно-Археологический Клуб
Главное меню
Главная страница
Законодательство
Фотогалерея
English version
Обратная связь
Помощь проекту
Экспедиции
Библиотека
Литература
Наука
Публицистика
Самиздат
Журнал "Вопросы подводной археологии"
Последние новости
Популярное
Гудзев В. Пиастры! Пиастры... Печать

Журнал «Море», лето 1996

"Если где есть рай на земле так это Куба" Александр Гумбольдт

        Я стою на носу нашей лодки и внимательно всматриваюсь в приближающийся берег. Раннее утро, слабый ветерок, темно-фиолетовая гладь чистейшей воды... лишь ровный рокот дизеля нашей лодки нарушает идилическую картину. Мы держим курс на восточный край берега бухты Матансас. Нас в лодке четверо - автор этих строк, мой друг Алекандр, и двое кубинцев. Хорхе - заядлый аквалангист и фотограф, Карлос подводный охотник и моторист. У нас с ними предельно дружеские отношения, подкрепленные общим увлечением подводным плаванием и всего, что с этим связано. На дно лодки уложены баллоны, гидрокостюмы, буйки, капроновые фалы, грузы и куча вспомогательного снаряжения. В сторонке на брезент аккуратно уложены регуляторы (легочные автоматы) и подводная фототехника. В общем, снаряжены мы основательно для осуществления нашей романтическо-авантюрной затеи. Дело в том, что Хорхе обещал нам показать место гибели старинного корабля, испанского галеона, погибшего около четырехсот лет назад. Хорхе очень много и систематически плавал в этих краях, прекрасно знает историю... Сейчас он стоит рядом со мной и краткими командами направляет лодку в хорошо известное для него место, ориентируясь по береговым объектам. Портативный эхолот сейчас пишет глубину более 400 метров, но вот его показания быстро меняются и он уже показывает глубину 25, 20, 15, 12 метров... Цвет воды меняется на изумрудно-зеленый и сквозь кристальную воду можно четко видеть дно. Мы с Александром в волнительном нетерпении... и вот настает момент, когда лодка замедляет ход, за борт летит небольшой якорь и двигатель глушится. Очень скоро ветерок отжимает нашу лодку, натягивается якорный канат, и мы становимся в нужном месте. До берега с песчаным пляжем и нависающими пальмами примерно сто метров, поблизости никого не видать в такую рань. Только где-то метрах в пятистах от нас несколько рыбацких лодок, да неподалеку дельфины гоняют рыбу.

Внутри меня от волнения возникает некое дрожание и чтобы успокоиться, я еще раз внимательно оглядываю наше снаряжение, затем пристыковываю регулятор к своему баллону. Тут Хорхе подзывает нас с Александром и проводит краткое дополнительное инструктирование. Мне не все понятно на испанском языке, поэтому он говорит особо медленно, четко, что-то быстро добавляет Александр... В общем, чтобы его не подводить, мы не должны ничего ломать, выкапывать и т. д. В ходе этого брифинга мы снаряжаемся под воду так, что еще до конца его речи мы уже готовы. Хорхе, видя наше состояние и готовность, в конце махнул рукой и спросил "Бьен?" (хорошо)... "Бьен, бьен". Карлос должен остаться в лодке, плавать мы будем втроем, следуя за Хорхе и не теряя его из вида. Навешиваем трап на борт лодки и по очереди прыгаем в воду. Быстро сначала озираюсь, но ничего такого не замечаю. Подплываем к трапу, Карлос подает нашу фототехнику, мы ему делаем традиционный водолазный знак рукой, что "Все в порядке". Хорхе показывает рукой вниз и плавно уходит под воду, мы за ним...

        Шелест волн, яркое солнце остаются наверху, а я медленно иду в глубину вслед за кубинцем, иногда вплывая в облачка его пузырей. В прозрачной воде можно видеть большое пространство, и среди нагромождения коралловых массивов, разделенных извилистыми проходами со светлым песчаным дном, мои глаза по-прежнему не замечают каких-либо предметов не природной формы (в природе не должно быть прямоугольников, и любая прямая линия должна сразу привлечь мое внимание). Конечно, испанский корабль не может нас ожидать в таком же виде, как он затонул - это ясно. За триста-четыреста лет шторма, микроорганизмы, соленая вода должны все до неузнаваемости изменить, но часто кораллы, покрывающие предметы, растут так, что форма как-то сохраняется... Да и металлические предметы иногда неплохо сохраняются, например, бронзовые пушки. А уж если там есть серебряные и золотые изделия... При этом мне почету-то сразу представляется некий здоровенный сундук с драгоценностями, одиноко стоящий на песке... При этих мыслях у меня даже дыхание прерывается... image001Вслед за Хорхе вместе с Александром опускаемся на вершину коралловой глыбы, глубиномер показывает 8 метров. Место выглядит очень живописно, сплошной ковер губок, кораллов, водорослей, над которыми снуют разноцветные тропические рыбки, слегка потревоженные нашим вторжением. Совсем рядом из кораллового лабиринта высовывается голова мурены средней величины, приветствующей нас разинутой пастью с острыми зубами. Неподалеку держатся золотополосые луцианы. Осторожно стабилизируюсь на более или менее безопасном месте, избегая прикосновения к огненным кораллам. Проверяю настройку фотокамеры и осветителя. "Ну, чего же ты тянешь, Хорхе?!" Давай, веди к сокровищам!". Хорхе понятно наше нетерпение и чувства. Оглядев нас мельком контрольным взглядом, он взмахом руки приглашает нас за ним и плывет в одну из расщелин. Я следую за ним, погружаясь, как и он до самого дна с тончайшим коралловым песком. Александр пока парит выше на 2 - 3 метра. Расщелина имеет ширину 1- 1.5 метра и тянется довольно далеко, слегка извиваясь. Все стены сплошь покрыты твердыми и мягкими кораллами и губками. Мягкие кораллы и водоросли плавно колышутся, потревоженные нами. Красивые рыбки разбегаются при нашем приближении. В ином случае я бы непременно здесь задержался для фотографии, уж очень живописное место... Но тут Хорхе разворачивается и подманивает меня рукой. Я подплываю ближе, Хорхе зажигает фонарь и в его луче, в углублении, я вижу кусок обшивки в рядом зеленых гвоздей. Я, естественно, дотрагиваюсь до доски, она наощупь представляет собой уже насквозь пропитанную кораллами окаменелость. Да, вполне возможно, что коралловая глыба, мимо которой мы проплываем, представляет собой фрагмент корабельного борта. Тут меня в сторону оттесняет Александр, ему тоже надо посмотреть. Но Хорхе зовет нас дальше. Невдалеке проход резко расширяется, и по бокам среди зарослей кораллов мы видим вмурованный в кораллы якорь высотой около 3-х метров, обрывки цепей, висящие гирляндами - все это только угадывается под сплошным известняком и обрастаниями. Печальной таинственностью веет от всего этого... Хорхе плывет и поворачивает влево, мы обходим гигантский мозговой коралл и плывем как бы обратно, но по другому маршруту и сразу натыкаемся на обломки крупного механизма. Вспоминая предыдущий разговор с Хорхе и план, который он рисовал, я понял, что мы подплыли к механизму якорной лебедки-шпилю. Да, много лет назад здесь разыгралась морская трагедия, и чувство скорби и прикосновения к прошлому овладевает мной. Но Хорхе вдруг толкает меня и указывает в сторону рукой - мол, не расслабляйся. Совсем рядом со мной следует здоровенная морская щука - барракуда-тигр южных морей. Она с ледяным спокойствием и зловещим любопытством следит за нами, как хозяйка за непрошенными гостями. Это неприятно, и я теперь все время не теряю ее из вида, да и она что-то все интересуется будто мной! Хорхе подплывает ко мне, берет мою левую руку и под манжету гидрокостюма заталкивает мои блестящие подводные часы с браслетом из нержавеющей стали. Мне все ясно, это могло кончиться тем, что барракуда могла вцепиться мне в руку, как же я забыл об этой элементарной вещи, ведь уже сталкивался с таким назойливым любопытством. Совсем потерял голову от погони за сокровищами. Несколько раз сфотографировались со шпилем. От всполохов наших вспышек проявляются ярчайшие краски жизни тропического моря. Привлеченные нашей суетой подплывают несколько красивых рыб ангелов, а барракуда наоборот куда-то сгинула. Да, здесь уже давно только царство кораллов и трудно рассчитывать на какую-либо интересную находку без гигантских работ. Разве что случайно. Но Хорхе дает знак к всплытию, мы медленно всплываем вслед за нашими пузырями. Наверху Хорхе говорит, что дальше мы можем поплавать одни, а он поищет неподалеку в норках лангустов. Какое доверие!

        Теперь мы плывем вдвоем, то расходясь так, что вдали с трудом можно угадать струйки пузырей акваланга партнера, то сближаясь для фотосъемки. Одному, конечно, загадочно, таинственно и интересно. Мне все время кажется, что вот где-то в песке блеснет какое-нибудь изделие древних времен из золота (ведь она не тускнеет), но это оказывается то кусок жестяной банки, то пробка... Но тяга к поиску сокровища не оставляет меня, и я возвращаюсь к фрагменту борта. Сначала нахожу, разгребая песок, один здоровенный бронзовый гвоздь длиной примерно 20 см. квадратного сечения, затем второй. Ага, значит здесь надо поискать! Отставляю фотокамеру и рукой ларю в глубине под окаменевшими досками, и тут же кто-то сильно и больно хватает меня за руку и держит. Ах ты гадство, хорошо, что рука в надежной перчатке. Сильным рывком дергаю руку и вытягиваю, впившуюся в руку небольшую зеленую мурену со злобно сверкающими глазами. Очень неудобно тянуться левой рукой к ножу на правой ноге! Делаю еще один резкий рывок и эта гадина срывается и исчезает в облаке мути в норе. Вот же попался! Похоже мы оба прилично испуганы. Не надо лезть куда попало!

        Далее плаваю уже предельно осторожно, подсвечивая во всех подозрительных местах фонарем. Обломки судна разбросаны на участке примерно 65х30 метров и их очень трудно определить. Море и кораллы все поглотили. Если, конечно, раздробить все эти глыбы, отсосать горы песка и просеять, то можно будет что-то найти, но НУЖНО БЫТЬ ЕЩЕ УВЕРЕННЫМ, ЧТО НА ЭТОМ ГАЛЕОНЕ БЫЛИ СОКРОВИЩА...

Подходит к концу запас воздуха, и я всплываю вместе с Александром. Что за чертовщина! Лодка совсем в другом месте и очень далеко. Тут же метрах в десяти всплывает Хорхе с мешком лангустов. У него надут жилет-компенсатор, и он держится без проблем. Кляня все на свете, плывем к нашей лодке и орем периодически, когда волна благоприятствует (пока мы плавали, появилась волнишка) . Наконец, Карлос нас замечает, машет image002руками, что-то кричит. Ничего не ясно. Но тут мы слышим, как заработал мотор, видим, как Карлос достает якорный канат, и лодка вскоре рядом с нами. Совершенно озверелые от усталости, вцепляемся в трап и даже не можем вылезти из воды... Подаем фототехнику, затем Хорхе подает мешок с лангустами (богатая добыча) - Карлос еле выдернул. Вылезаем сами. Оказывается, пока мы плавали, Карлос от скуки заснул (ох уж эти кубинцы), якорный канат перетерся, лодку сильно снесло; когда он это обнаружил, то ему пришлось бросить в качестве якоря кусок стальной трубы. Он оказался сильно в стороне от нас и даже не знал, где мы плаваем. Усилившиеся волны не позволяли видеть выдыхаемые пузыри, и ход давать было опасно... Ну ладно, обошлось, нет проблем (любимая фраза кубинцев). Плывем обратно к причалу. По пути показываю Хорхе гвозди, он с улыбкой говорит, что это можно взять себе на память. Также договариваемся на счет похода на другой галеон, на западном конце бухты.

      Прошло около месяца, прежде чем мы собрались еще раз на другой галеон (и без Карлоса!). Во время этого перерыва мне удалось почитать кое-какие книги и стало ясно, что район бухты Матансас не простое место, еще в те времена здесь проходили маршруты золотых галеонов. Мало того, примерно 350 лет назад в бухте Матансас состоялось ожесточенное крупное сражение между флотилией Новой Испании и Голландским флотом. При этом голландские корсары во главе с Питером Хейне захватили 24 корабля с добычей в 14 млн. песет. Остальные несколько десятков кораблей с грузом золота ушли на дно бухты Матансас. Такие дела.

        Но вернемся к нашим похождениям за галеонами... В этот раз мы решили воспользоваться... автомобилем, т.к. по словам Хорхе интересное место всего в 50-ти метрах от берега, неподалеку от пограничного поста. Едем втроем, у нас три акваланга и фототехника. В этот раз я уже не охвачен тем восторженным оптимизмом насчет мгновенного нахождения золотых дублонов, драгоценных камней, старинных украшений... Но все равно какая-то неведомая сила тянет и тянет к местам давно минувших катастроф. Может быть тут действует какая-нибудь подсознательная сила, о которой пытался в своей книге "Золотая лихорадка" сказать Жозеф Конрад: "Есть нечто особое в слове "Сокровище", что властно и безраздельно овладевает человеческим разумом... Он постоянен в упорстве найти сундук, полный золотых дублонов, однако в конце концов оказывается, что он все же, хотя и сквозь зубы, чаще проклинает тот день, когда впервые подумал о кладе и поверил в легкость его обнаружения..."  Приличная дорога идет только до территории пограничного поста. Пограничное начальство совершенно не возражает против нашего погружения под воду с берега в этом районе, просят только не заходить на охраняемую территорию. Удивительное дело!

        В несколько приемов перетаскиваем наше снаряжение к довольно обрывистому сходу в море. Пока море относительно спокойно, мы не особенно заботясь о последствиях, попрыгали в воду вслед за Хорхе, предварительно подав ему фототехнику. Проплыв немного по поверхности, для экономии воздуха в баллонах, идем под углом в глубину, следуя за кубинцем, который выводит нас прямо на место трагедии. Прямо на песке лежит бронзовая пушка, Александр и Хорхе подплывают к ней, а я фотографирую. Глубина здесь 23 метра. Неподалеку лежит еще одно орудие, но она закатилось под коралловый массив и частично скрыто под песком. Метрах в 15 прямой видимости, прислонен к скале древний якорь высотой около 4-х метров. Покрутились около него. Между скал разбросаны обломки каких-то совершенно непонятных предметов, покрытых кораллами до неузнаваемости. Из массивов торчат заизвесткованные деревянные балки и доски, пронизанные бронзовыми гвоздями-пассадорами. Над всем этим спокойно плавают рыбы самых причудливых форм и расцветок. Покружились вблизи дна в надежде обнаружить какие-либо интересные мелочи, но ничего не находим. Хорхе предупреждал, что до нас здесь бывали и другие аквалангисты. Но так как после штормов возможны некоторые перемещения донного песка, то есть надежда на случайную находку... Время и воздух на такой глубине летят быстро, и у нас в баллонах уже по 50-60 атмосфер. Да и Хорхе, видно, что нервничает... Медленно всплываем наверх. Ситуация дрянная, так как за эти пол-часа откуда-то взялся сильный ветер и волны. Эти волны со звуком пушечного выстрела бьют в стену, с которой мы кое-как спрыгнули. Тут начинаешь понимать, как мало шансов спастись было у моряков этого галеона, разбитого здесь о скалу. А у нас руки заняты вдобавок драгоценной фототехникой. Вода около скал берега буквально кипит, и в маске не видно, куда лучше подплыть чтобы выбраться. Кошмар! Да, хорошее местечко мы выбрали... Ведь здесь выход из бухты, открытый всем волнам Мексиканского залива!

     Нас спасло только то, что за нами незаметно, из любопытства увязался пограничник. Поняв, в какой ситуации мы оказались, он мгновенно сориентировался и в наиболее удобном месте бросил веревку. Первым прокладывает путь Хорхе, оставив мне свою фототехнику. За ним Александр цепляет свой фотоаппарат, который выхватывают из воды, а уж затем Александра достают Хорхе и пограничник. Я дожидаюсь некоторого затишья в волнах и подцепляю к фалу сразу два фотоаппарата. В это же затишье я сгоряча успеваю выскочить на небольшую ступеньку и впиваюсь в камень всем телом. А сзади уже движется огромная волнища, и дело пахнет ладаном... Но мгновенно Хорхе и Александр свесившись, рывком вытягивают меня вверх, и волна бьет впустую, только слегка обрызгав! Дышим, как загнанные лошади, и взгляды у нас дико счастливые. Пограничник только говорит: "Бьен?", мы киваем головами еще не опомнившись и он спокойно уходит. Ну и дела. Нет, больше я сюда не полезу, разве что с надежногоплавсредства и в полный штиль. Пусть этот галеон здесь лежит без меня.

       Когда чудом избежишь смертельной опасности, жизнь выглядит совершенно прекрасной, и некоторое время не нужны никакие подводные сокровища. image003Но тяга к приключениям не дает нам покоя, и спустя некоторое время все происшедшее кажется мелким эпизодом... При первой же возможности мы с Александром решаем самостоятельно проверить еще одно местечко. Между Гаваной и Матансасом есть небольшая уютная бухточка Бакунаягуа. Приятная и живописная бухточка, но вход в нее большей частью перегораживает мощный коралловый риф. Кое-где в нем есть проходы, и мы решаем проверить, не мог ли там в давние времена искать спасения какой-нибудь корабль... Под водой там очень красиво, и если мы даже ничего и не найдем, то все равно пофотографируем красивых рыбок среди кораллов. Мы там уже бывали, но теперь в новом свете смотрим на эту бухту и решили, в соответствии со своей гипотезой, осмотреть левую часть бухты, где большие глубины и есть широкий проход в рифах. Вода там сверху не очень прозрачная, поскольку в бухту вподает небольшая речка, пресная вода которой растекается поверху. Именно приток пресной воды в левую часть не позволил разрастись кораллам.

       Проплыв немного по поверхности, сразу оказываемся над глубиной, и отметив направление по компасу, уходим в глубину. Дойдя до глубины 25 метров в довольно мутной воде и полумраке почти сразу обнаруживаем следы кораблекрушения: пушки, крупные обломки неясной формы, детали очень древнего вида и т.д. Из-за темноты и распреснения обрастания слабые. Но уж очень мрачно и заилено... Из этого места проплываем вправо и попадаем в чудесные коралловые сады правой части бухты. С трудом проходим в извилистых проходах к берегу, выискивая путь в лабиринте коралловых массивов. Нам приятно, что наша гипотеза так четко подтверждается. Эх, сюда бы серьезную экспедицию! Увы, мы тут только в гостях! При следующей встрече с Хорхе рассказываем ему о наших самостоятельных поисках, в надежде, что это место заинтересует местных археологов...

      А прикосновение к тайнам старинных затонувших кораблей навсегда осталось в моей памяти, как экзотическое заморское приключение... Ждут своего часа галеоны на дне бухты Матансас. Глубина там свыше трехсот метров. Ничто там не может потревожить эти корабли, скорбно, лежащие на дне морском несколько сотен лет. В такой пучине, на скалистом грунте нет ни разрушающего действия волн, ни кораллов... Может быть погружение подводных аппаратов приведут там к совершенно невероятным открытиям...

       Для тех, кого манят тайны голубого континента и желают овладеть основами плавания под водой, можно рекомендовать пройти обучение по программе КМАС (CMAS. CONFEDERATION MONDIALE DES ACTIVITES SUBAQUATIQUES... Всемирная Организация Подводной Деятельности, основанная Жак Ив Кусто).

 

 
« Пред.   След. »
© 2017 Московский Подводно-Археологический Клуб
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.